Фото: udm-info.ru

Алексей Трубачев: «РосРАО скрывает правду о захоронении отходов в Камбарке»Аналитика

11 февраля, 11:06
Для чего РосРАО, федеральному оператору по обращению с опасными отходами, «общественные обсуждения» и «экотехнопарки»?

В конце января РосРАО – российский оператор по обращению с опасными отходами – инициировало проведение общественных обсуждений. Их тема – технические задания по оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС) деятельности, намечаемой на производственно-технических комплексах по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов 1 и 2 классов опасности.

Начали не с Камбарки, где также собираются перепрофилировать объект УХО в комплекс по утилизации опасных отходов, а с «Горного» (Саратовская область), но и Удмуртию в скором времени ждет та же «обязательная» процедура.

За ходом общественных слушаний в «Горном» следили специалисты, выступающие против проектов РосРАО по перепрофилированию объектов уничтожения химоружия.

За оценками ИА «Udm-Info» обратилось к кандидату химических наук, члену Научного совета РАН по аналитической химии Алексею Трубачеву.

- Алексей Владиславович, с каким анализом существующего положения дел и какими предложениями в связи с подготовкой ОВОС выступает РосРАО?

- В плане общего обоснования намечаемой деятельности РосРАО по-прежнему вбрасывает информацию, что отходы 1 и 2 классов опасности в стране якобы безхозны, а перерабатывается «не более 1,5% от ежегодно образующегося объема». И что «из-за отсутствия производственной базы по переработке отходы накапливаются, со временем становясь объектами накопленного экологического ущерба, источниками химической опасности», как написано в соответствующей справке.

Мы уже публиковали данные, полученные из официальных источников Росприроднадзора и Росстата. Согласно им, ежегодно в стране утилизируется и обезвреживается порядка 70% отходов 1 класса опасности и практически все отходы 2 класса. Остаются непереработанными лишь 30% образующихся отходов 1 класса опасности, а это 6 тысяч тонн.

Увеличение доли переработки данных отходов – устойчивая тенденция последних лет. Предприятия решают задачу за счет развития собственных перерабатывающих мощностей, поэтому декларируемые цели по строительству четырех ПТК, как необходимых предприятий для ежегодной работы с 200 тысячами тонн отходов 1 и 2 класса опасности, не соответствуют действительности.

- Какие цели реализации намечаемой деятельности и условия их достижения обозначает «радиоактивное» ведомство, занимающееся опасными отходами?

- Это действительно любопытно.

В качестве первой (и, надо полагать, главной) цели записано «вовлечение имущественного комплекса объекта по уничтожению химического оружия в хозяйственный оборот». И только последней целью обозначено «улучшение экологической обстановки в регионах за счет сокращения объемов накопленных и размещенных отходов».

Это о многом говорит. И уже не кажется удивительным, что при этом не ставится цель обеспечения безопасности намечаемой деятельности ПТК для человека и окружающей среды.

- О чем это говорит?

- О том, что затеваемый РосРАО проект носит, в первую очередь, коммерческий характер и лишь в последнюю очередь чиновников интересует здоровье людей и благоприятная окружающая среда. О какой же тогда оценке воздействия на окружающую среду может идти речь? Можно не сомневаться, что это воздействие будет оценено как минимальное (РосРАО с самого начала своей мусорной кампании заявляло о полной безвредности для окружающей среды ПТК), а потому позволяющее работать и в населенной местности, и в охранных зонах водозаборов. Нельзя не обратить внимание также на то, что первым основным условием для реализации намечаемой деятельности РосРАО установило «проведение общественных обсуждений», а последним – «прохождение главной государственной экспертизы проектной документации».

Лицемерность такой постановки вопроса не вызывает сомнений: итоги общественного обсуждения носят лишь рекомендательный характер и не могут влиять на принятие «нужных» решений.

- Какие технологии переработки будут рассматриваться при оценке ОВОС?

- Это еще интереснее. Оказывается, при проектировании ПТК уже была принята некая концепция, распределившая все 444 вида отходов 1 и 2 классов опасности на три группы. Они будут перерабатываться на трех технологических линиях с помощью: а) физико-химических методов, б) термической демеркуризации и в) высокотемпературного обезвреживания.

При этом каким-то непостижимым образом 50 тысяч тонн отходов, которые ежегодно будут завозиться на ПТК, распределились на 24,8 тыс. тонн для линии «а», 0,2 тыс. тонн для линии «б» и 25 тыс. тонн для линии «в».

Скажите, у каких образователей ртутьсодержащих отходов будут забирать для переработки в год ровно 200 тонн их количества, отбирая при этом «хлеб» у профессионально занимающихся переработкой РСО отечественных предприятий, и так работающих с хронической недозагрузкой?

Где, когда и какими специалистами предметно обсуждалась с научно-технологической точки зрения эта «концепция», где официально принятые и утвержденные технологии переработки конкретных видов отходов, где обоснованные логистические расчеты?

К сожалению, мы не можем «приказать» отходам перерабатываться по «нарисованным» технологиям и в надуманных количествах собираться в одном месте, поэтому приведенная выше концепция является ничем иным, как пустым фантиком, основанным на «щучьем велении» РосРАО.

Все это – не более чем высокопарные заявления о соблюдении высоких стандартов безопасности при производстве работ, реализации замкнутых технологических циклов и максимальном соблюдении принципа безотходного производства. Ранее мы показали на цифрах и данных анализа химических процессов, что ни о никакой «замкнутости» и «безотходности» не может быть и речи.

Алексей Трубачев: «Готовность камбарского объекта к переработке отходов — миф»

- Какие «общественные обсуждения» нужны РосРАО?

- В постановлениях администраций муниципальных образований, на территории которых планируется строительство ПТК, говорится: «организовать общественные обсуждения технического задания на проведение оценки воздействия на окружающую среду объекта: производственно-технический комплекс по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов 1 и 2 классов опасности с использованием новой техники и технологии в форме сбора предложений и замечаний».

Указано, что в течение 30 дней с момента опубликования этой информации будет осуществляться прием и документирование этих предложений и замечаний специально созданной комиссией, в которую, помимо чиновников из администраций, депутатов органов местного самоуправления и представителей РосРАО, должны входить также жители соответствующего муниципального образования.

Во-первых, уже сам состав комиссии говорит о том, что сбор замечаний и предложений – формальная процедура: в комиссии нет высококвалифицированных специалистов-химиков, экологов, технологов.

Во-вторых, не предполагается никаких публичных «слушаний по делу» с участием этих специалистов.

В-третьих, в техническом задании на проведение ОВОС четко прописано, что состав и содержание материалов оценки воздействия должны соответствовать законодательству страны и включать в себя установленные разделы и подразделы.

- Тогда о каких «замечаниях и предложениях» от общественности идет речь?

- Остается только предполагать, что это замечания и предложения технологического характера. Но, как говорилось выше, РосРАО уже приняло технологическую концепцию, в которой вряд ли найдется место предложениям жителей муниципального образования, как правило, далеких от научных и инженерных изысканий, тем более в области новой техники и технологии.

Характеристика намечаемой хозяйственной деятельности в плане технологий переработки отходов на ПТК является краеугольным камнем при оценке воздействия на окружающую среду. Эта оценка напрямую зависит от уровня их эффективности, безопасности и «экологичности».

На сегодняшний день реальных технологий переработки отходов 1 и 2 классов опасности не существует (за исключением РСО и ряда гальванических стоков, которые успешно перерабатываются на действующих предприятиях). Есть лишь некоторые иллюстрации к ним, представленные РосРАО на презентациях технологических решений для ПТК. Эти иллюстрации можно назвать ничем иным, как «мороком» технологического благополучия и экологической безопасности предстоящих на ПТК работ. И затевать общественные обсуждения технических заданий на проведение ОВОС, когда нет главного предмета обсуждения - всё равно что создавать дымовую завесу для протаскивания решений, представляющих опасность для здоровья людей и окружающей среды.

- Алексей Владиславович, тем не менее представители РосРАО утверждают, что их проекты экологичны и экономически эффективны. Так ли это?

- Действительно, на всех доступных площадках РосРАО раздает экологически чистые обещания, говоря о суперсовременном мониторинговом контроле работ с отходами 1 и 2 классов опасности.

В частности, руководитель проектного офиса РосРАО господин Шелученко сообщил, что предприятие собирается «поставить на трубу непрерывный мониторинговый контроль, который будет доступен в сети всем желающим, чтобы все видели по маркерным веществам, что никаких выбросов не происходит». При этом он тут же уточнил, что наличие диоксинов в выбросах уловить невозможно.

Поэтому, видимо, представитель РосРАО добавил, что «мы видим количество кислорода, выходящего из трубы, и количество моноокиси углерода, и по соотношению этих двух веществ будет понятно, что ни одного органического вещества в выбросе нет».

Вероятно, основной мотив этого высказывания был в том, чтобы подчеркнуть отсутствие вредных выбросов.

- Что это за «непрерывный мониторинговый контроль», водруженный на какую-то трубу, видящий кислород с угарным газом совокупно с какими-то маркерными веществами, но не улавливающий диоксины? Понимают ли представители РосРАО предмет, о котором говорят нам с высоких трибун?

- Если речь идет о контроле содержания вредных веществ в газовых выбросах, то необходима система прецизионных «on-line» датчиков качественного и количественного содержания этих веществ, настроенных на соответствующие концентрационные интервалы определяемых содержаний десятков различных по своей природе химических ингредиентов, входящих в состав отходов 1 и 2 классов опасности. Нет сегодня таких систем нигде в мире, это вам скажет любой химик-аналитик. А то, что «мы хотим поставить на трубу», видимо, известно только ораторствующим чиновникам.

- Тот же руководитель проектного офиса РосРАО утверждает, что в результате переработки ртутьсодержащих отходов будет получаться стеклобой и ртуть марки Р0 стоимостью чуть не 5 тыс. евро за килограмм. Такой ртути предприятие будет получать 70-80 кг в год и продавать в Китай, ОАЭ, страны Африки и Латинской Америки…

- Все эти рассуждения рассыпаются как карточный домик при внимательном изучении мирового рынка ртути: 70-80 килограммов российской ртути никому там не нужны. Необходимо знать, что в связи с подписанием многими странами Конвенции Минамата, согласно которой к 2020 году должны быть запрещены производство, экспорт и импорт целого спектра ртутьсодержащих продуктов, ожидается значительное снижение объемов ее потребления в мире (в самой России за последнее время потребление ртути сократилось более чем в 20 раз). И не нужно «продавать» ртуть марки Р0 по 5000 евро за килограмм, стоит она максимум 90 евро за кг!

- Другое обещание РосРАО из той же серии – это создание неких «экотехнопарков»…

- Да, директор по реализации государственных и отраслевых программ в сфере экологии «Росатома» господин Лебедев заявил, что создание «экотехнопарков» по переработке опасных отходов на мощностях бывших заводов по уничтожению химического оружия якобы началось. Видимо, название «экотехнопарк» более благозвучно и менее настораживает.

Можно с уверенностью сказать, что это очередной пропагандистский прием, попытка скрыть правду о предстоящем захоронении опасных отходов в Камбарке, Горном, Щучьем, Марадыково и отвести удар от своих опасных инициатив. Вся эта «мусорная чехарда», устроенная РосРАО, призвана запутать граждан, сбить их с толку и увести в сторону от центрального тезиса о том, что масштабная переработка отходов изначально не планировалась на производственно-технических комплексах.

Это подтверждают цифры, заложенные на строительство ПТК «Камбарка»: создание экологически чистого предприятия по эффективной переработке 345 видов отходов 1 и 2 классов опасности с превращением их во вторичное сырье, энергию или продукцию с соответствующими потребительскими свойствами требует гораздо больших вложений нежели 5,1 млрд рублей, которые определены правительственным постановлением от 30.04.2019 г. № 540.

7 февраля была открыта еще одна общественная приемная РосРАО в Камбарке - Общественная приемная по вопросам строительства камбарского «Экотехнопарка». Теперь уже экотехнопарк, а не производственно-технический комплекс будет обрабатывать, утилизировать и обезвреживать опасные отходы в Камбарке, при этом предполагается расширить масштабы деятельности и получать вторичное сырье с выпуском готовой продукции! Без технологий и без денег…

Читайте ИА «Udm-Info» в:

ВКонтакте: https://vk.com/udminfo

Facebook: https://www.facebook.com/ia.udminfo/

Telegram: https://t.me/udm_info

Одноклассники: https://ok.ru/udminfonov

Twitter: https://twitter.com/udminfo

Сюжеты: