Placeholder 1mi
Фото: www.arms-expo.ru

Гвоздик в Ижевском механическом заводеАналитика

12 сентября 2018, 11:35
Ситуация на крупнейшем промышленном предприятии Удмуртии вызывает серьезное беспокойство.

Помнится, став руководителем предприятия 22 июня 2016 г., Александр Гвоздик говорил, что поднимал Тихвинский вагоностроительный завод и теперь вот приехал поднимать Ижмех. Но, похоже, пока ему лучше всего удаётся работа с персоналом. На момент вступления его в должность два года назад штат завода состоял из 7 тысяч человек. Сегодня осталось около 5 тысяч. Судя по тому, что ему в очередной раз продлили контракт ещё на год, он делает всё правильно.

Будем рулить по-новому

Первое, что шокировало заводчан с приходом Гвоздика - это покупка новым руководством более 10 автомобилей марки «Skoda Octavia». Второй шок - экспансия бывших работников Тихвинского вагоностроительного завода, претендующих на руководящие должности на ИМЗ. Третье, их шокировал способ замены Гвоздиком руководителей предприятия. Людям блокировали пропуска. Главный механик завода Николай Попов, начальник заготовительно-металлургического производства Константин Зорин пришли на работу, а их не пропускают через проходную, оказывается, их вчера уволили. Антону Валееву, начальнику цеха пластмассы, даже не дали собраться, вывезли на машине за ворота предприятия. Их увольнение было оформлено задним числом, официальная причина увольнения - по соглашению сторон с хорошим выходным пособием. Реальная причина - понятно, необходимость освободить занятую должность для знакомого Гвоздика с Тихвинского вагоностроительного завода, или родственника. Для своих не только освобождались, но и создавались новые ставки.

Новые управленцы пришли на предприятие с девизом: «Мы научим вас работать!» Ещё бы знали как! Все без опыта работы на оружейном производстве.

Подчинённые всех возрастов, включая перспективную молодёжь, стали уходить по собственному желанию, не дожидаясь сокращения. Например, технолога с высокой квалификацией Юрия Шишкина (всю жизнь на заводе, один год до пенсии), попросили написать объяснительную, почему его телефон не отвечал в субботу вечером: новые управленцы не могли без него решить производственный вопрос. Вместо объяснительной он написал заявление по собственному желанию.

В данный момент из старых руководящих кадров на ИМЗ остались считанные единицы. Разбазаривание специалистов привело к тому, что сегодня на предприятии даже ящики для оружия сколотить не могут, куда уж освоить и запустить в массовое производство новую модель оружия!

Для сравнения при Александре Дорфе (главный конструктор с 1995 по 2007гг., далее и до 2013г. - советник технического директора ИМЗ) была собрана сильная команда технологов и конструкторов, внедрялось в производство по 13 изделий в год. Недостижимый идеал!

И это закономерно, компетенция людей, занимающих руководящие должности на оборонном предприятии, заключается лишь в том, что они друзья, зятья, племянники, которые в свою очередь приводят своих знакомых и братьев.

И вроде бы на заводе запущена модернизация производства, защищаются крупные инвестиционные проекты, вкладываются миллиарды на ремонт корпусов, закупаются станки, но 5 марта 2018 года состоялось открытие корпуса деревообработки. Перерезать ленточку приехал Глава УР Александр Бречалов и на тот момент гендиректор концерна Алексей Криворучко. Корпус облицевали мраморной плиткой, внутри сделали ремонт, поставили новое оборудование. Но как проектировали, как смогли сдать корпус в эксплуатацию, как и кто его принимал? В него переехали два опасных производства – деревообработки и пластмассы. Тут нагревание, тут возгорание... Через неделю в корпусе произошло задымление. Приехали пожарные, выписали длинное предписание: отсутствие вентиляции, средств пожаротушения, отсутствие сертификатов на краску... Пока устраняли замечания, у корпуса дежурила пожарная машина. В начале лета их устранили, но весь июль, пока стояла жара, в нём не было воды, не работали туалеты. А люди выходили на работу даже по субботам. Ну, ребята, вы для кого строите? Для себя же строите. Или не для себя?

Скрытое массовое сокращение работников

ТК РФ даёт чёткое определение массового сокращения. Это увольнение более 50 человек в месяц. На ИМЗ это стало нормой. Без уведомлений, без заявления о массовом сокращении в госорганы, министерство социальной защиты и труда. По-тихому, не так, так этак.

В декабре 2017 года, убрали оплату за совмещение. Этот вид оплаты включал в себя и бригадный приработок. Что это такое? У бригады есть фонд, который распределялся согласно коэффициенту участия в работе. Если фонд бригады – 100 тысяч рублей, то в нём оставалось 50, а то и 30 тысяч. 30% зарплаты составляли деньги из этого фонда. Приказ об отмене этого вида оплаты вышел в середине декабря и в декабре же вступил в силу, люди уже проработали полмесяца. Перед Новым годом их зарплата упала до 10-15 тысяч рублей в месяц. Особенно пострадала служба главного инженера, вспомогательные цеха.

Более ста человек написали в госинспекцию по труду. Дело тянулось несколько месяцев: пока люди собрали все бумаги, потом выборы президента РФ. Ответ из инспекции труда получили уже после выборов: якобы нарушений не обнаружили. Но вот интересно, Гвоздик встретился с возмущёнными людьми, и тем, кто больше всех бузил, чьи мастера побегали, восстановили уровень зарплат, правда, за прошедшие рабочие месяцы деньги не вернули, но рабочие удовлетворились. Однако часть людей уволилась ещё в декабре 2017-го сразу после появления приказа. Ещё часть ушли после январского простоя.

Говорили, что простой принесёт экономию, но получилось, наоборот, посчитали-прослезились: убыток, по слухам, 80 миллионов рублей. Потому что часть людей всё-таки выводили на работу, помещения отапливали и освещали плюс оплатили простой по вине работодателя тому, кто не выходил в размере 2/3 среднего заработка.

В мае 2018 года на заводе вышел приказ № 143 «О внесении изменений в организационную структуру заготовительно-металлургического производства», согласно которому с 01.07.2018г. исключаются из штата два цеха 31 и 12, включается цех 43. Работников не уведомили о переводе на другую работу, об изменении условий труда, о сокращении, хотя всё перечисленное предписано ТК РФ.

Рабочие цеха, чья заработная плата с июня в среднем составила 13 000 рублей работают по 16-18 часов в сутки. В отпуска практически никого не отпускают. Люди уставшие, замученные, запуганные. Они понимают: не нравится - уходи. Но многие не мыслят свою жизнь без родного завода, да и куда идти? В городе нет особого выбора работы.

А что госорганы?

Работники ИМЗ постоянно пишут в разные инстанции о нарушении трудовых прав.

Интересна позиция этих инстанций к ситуации на ИМЗ.

Разные работники предприятия в разное время написали Александру Бречалову и Владимиру Путину, и каждый получил ответ (от 28.04.18 №1953 и от 20.08.18 № 3839) одинакового содержания из министерства промышленности и торговли под подписью Виктора Лашкарёва о том, что «министерством в ежемесячном и ежеквартальном режиме осуществляется мониторинг финансово-хозяйственной деятельности промышленных предприятий в том числе АО «Ижевский механический завод». В 2016 году объём производства на предприятии увеличился на 32%, в 2017 на 23% по сравнению с 2015 годом.

Уровень среднемесячной зарплаты на предприятии за два года увеличился на 34% и составил в 2017 году 33 тысячи рублей».

В ответе первого заместителя министра социальной политики и труда УР О.В. Лубниной от 27.04.2018 №1561 говорится: «По информации директора по персоналу АО «Ижевский механический завод» средняя заработанная плата работников организации в январе-феврале 2018г. снизилась на 12,3% по сравнению с 2017г. И составила 28 949 рублей, что обусловлено приостановкой работы предприятия - простоем по вине работодателя в январе 2018г. Простой оплачен в размере двух третей средней заработанной платы работника...». Примечательна фраза: «По информации директора по персоналу...». Другими словами, министерство послало запрос в АО «ИМЗ», получило благолепный ответ и успокоилось. Это нормальная работа?

Но не думайте, что там ничего не знают. На ежемесячном координационном совете, посвящённом нарушениям трудовых прав работников и легализации их доходов, которое прошло 29 августа в Правительстве УР руководитель Госинспекции труда Светлана Шекунова сказала, что знает о происходящем на ИМЗ (ей поступило 69 обращений с жалобами от работников этого предприятия, одно из которых коллективное), и заверила, что держит ситуацию под контролем. Об этом рассказала Вера Хабарова, представитель общественной организации «Гражданский контроль», которая присутствовала на этом мероприятии.

Возникает вопрос, сколько должно поступить жалоб в госинспекцию труда, чтобы она, наконец, начала действовать?

Поэтому 24 августа 2018 года на Change.org появилась петиция «Банкротство Ижмеха уже не кажется слухом: не дайте погибнуть гиганту!», адресованная В.В. Путину с просьбой провести проверку всех аспектов деятельности АО «Ижевский механический завод», включая соблюдение трудовых прав работников, компетенции высшего руководства завода, соблюдение промышленного законодательства и законодательства в сфере закупок.

Однако, на инициаторов размещения петиции администрацией завода было оказано колоссальное давление и сегодня активисты, не выдержав напора, сдались и убрали текст петиции с ресурса. Но ситуации на заводе это не изменит.

Сейчас под закрытой петицией остается около тысячи подписей и множество комментариев, среди них и прямая угроза, подписанная «Александр Гвоздик»: «Всем привет! Хочу сразу сообщить всем, кто подписался под данной петицией, чтобы искали себе новую работу, а кто подписался из числа тех кто не работает на моём предприятии, тот пусть ходит и оглядывается, ведь бывают такие ситуации, когда можно случайно споткнуться и шею сломать!!! С уважением Александр!» (орфография и пунктуация сохранены автором статьи). Возможно, писал этот комментарий не Александр Гвоздик, но важен сам факт появления подобного комментария.

«Udm-info» удалось дозвониться до директора по персоналу Ижевского механического завода Марине Минько, чтобы получить комментарий той ситуации, которая послужила толчком для создания петиции. Марина Сергеевна была корректна, вежлива и немного взволнованна. Она сослалась на корпоративные правила, которые запрещают ей давать какие-либо ответы без разрешения руководства концерна «Калашников», и предложила сделать официальный запрос на интервью с ней в пресс-службу концерна (запись разговора находится в редакции). Весьма предсказуемо.

24 августа 2018 года на Change.org появилась петиция «Банкротство Ижмеха уже не кажется слухом: не дайте погибнуть гиганту!», адресованная В.В. Путину с просьбой провести проверку всех аспектов деятельности АО «Ижевский механический завод», включая соблюдение трудовых прав работников, компетенции высшего руководства завода, соблюдение промышленного законодательства и законодательства в сфере закупок.

Алексей Криворучко, бывший генеральный директор концерна «Калашников» («В едином ритме: интервью генерального директора о результатах изменений на ИМЗ», «Оружейник», 14 апреля 2017 г.):

- В целях оптимизации системы управления на ИМЗ была проведена диагностика кадрового потенциала всех руководителей площадки. После прохождения оценки, изучения новых задач и сроков их реализации часть руководителей приняла решение покинуть компанию — концерн с уважением относится к их решению. Для заполнения вакантных должностей концерном был проведён подбор новых членов команды среди представителей Удмуртии и других регионов России, в том числе экспертов с опытом совместной работы с управляющим директором. По итогам многоступенчатого отбора некоторые из них присоединились к команде Ижмеха, дополнив её арсеналом своих компетенций и лучших практик… В 2017-2018 годах Ижевским механическим заводом на рынок будут выведены 8 новых продуктов.

Рафаил Гарифуллин, работал на ИМЗ с 1985 г. в цехе деревообработки, уволился по собственному желанию в июле этого года:

- Новые руководители едут за тысячи километров и ждут очереди, чтобы получить должность на нашем предприятии, создавая социальную напряжённость в Удмуртии.

Приезжие начальники говорят, что жители Удмуртии — некомпетентные работники. Но до того, как объединили цеха 31 и 12 в цех 43, сократив руководителей цеха 31, наше подразделение делало план более 90% без необходимого инструмента, материала и количества рабочих рук. В июле же при новом руководителе цеха сделали только 60% плана, а в августе чуть больше 40%, хотя ему оказывалась всяческая помощь и поддержка.

Я уволился, потому что в новом корпусе, который открыли в марте, куда перевили наш деревообрабатывающий цех, не было кондиционеров, там было невозможно работать, мы сидели с мокрыми лицами от пота. У меня начало сдавать сердце. Врач сказала — предынфарктное состояние.

В этом корпусе было несколько возгораний. Я не вернусь на ИМЗ, пока там это руководство.

Бывший начальник одного из технологических бюро, пожелавший остаться неизвестным:

- На заводе всё плохо, при Гвоздике ни одного изделия в серию запустить не могут. Карабины «Лось» и «Барс» - конструкция сырая: при изготовлении изделий в размеры должным образом не работает. Сейчас пробуют запустить «военку», нет специалистов, чтобы освоить изделие в срок, потому что многих специалистов и рабочих разогнали, в лучшем случае года через полтора-два эти изделия освоят, но кому они нужны будут через это время. Для нового гладкоствольного ружья МР-234 (на замену МР-27) купили кучу современных станков с ЧПУ и ... ничего. До сих пор эти «гробы» стоят в цехе и не работают.

Пробовали обработку литейных деталей перенести с концерна «Калашников», тоже ничего не получилось.В общем не понимаю, с каких денег завод до сих пор жив.

Сергей Моторыгин, бывший заместитель начальника цеха деревообработки, уволился в августе 2018 г, проработал на заводе 10 лет:

- В конце 2017 года наш цех был переведен в структуру заготовительно-металлургического производства, где начальником производства работал брат управляющего директора Максим Гвоздик. Теперь я понимаю, что именно с этого момента и началось разрушение нашего цеха. Умышленно это сделано руководством предприятия или нет, я не берусь судить.

Бессмысленные посиделки у начальника производства на совещаниях по несколько раз в день до 20-22 часов, без обсуждения и решения настоящих проблем производства.

В марте помпезно открывали новый корпус, куда умудрились засунуть объединённую в один цех деревообработку и пластмассу. Так торопились открыть обновленный корпус к визиту Главы республики, что после открытия до сих пор устраняют недоработки проекта, строителей. Я неоднократно пытался убедить руководство в том, что нельзя осуществлять производство деревянных изделий в корпусе, не соответствующем требованиям пожарной безопасности и санитарно-эпидемиологическим нормам. Кроме того, в погоне за мнимой оптимизацией, и, якобы, снижением затрат, руководство не обратило внимания на условия труда рабочих: комната приема пищи вместимостью 10 человек при численности трудящихся в корпусе около 200 и ограниченным временем на обед - 30 минут; периодическое закрывание сан-бытовых помещений в виду их неприспособленности, отсутствие питьевой воды. Ухудшилось и материальное благосостояние трудящихся. Заработная плата упала.

Сейчас, по моей информации, коллектив цеха, который с энтузиазмом осваивал современное производство в новом корпусе, с уверенностью, что все трудности временные, находится в подавленном состоянии.

Екатерина Соколова, бывший заместитель председателя первичной профсоюзной организации ИМЗ, на заводе с 1999 г. до 1 июня 2018 г.:

- Все директора до Гвоздика, при которых мне пришлось работать, встречались с рабочими, открыто отвечали на их вопросы, даже если ситуация на заводе была сложная. Сейчас проблем больше, но непонятно, кто и когда их решит.

Раз в квартал на предприятии проходят активы по результатам отчётного периода, на которые собираются начальники цехов, отделов и управлений. Раньше, при других директорах, на них приходили предцехкомы, рабочие, молодые специалисты и могли задать вопросы начальнику другого подразделения или даже директору, получить ответ, решить проблему. Теперь же никто не смеет спрашивает, потому что если ты задал вопрос, ты должен сам его проработать и предложить вариант его решения. И работники, действительно, выдвигают интересные кайдзен-предложения, но не в их компетенции решить всё. Зачем тогда нужны такие активы, на которых не можешь получить ответ, решить проблему?

При Гвоздике штат управленческого персонала разросся, как снежный ком, появились отделы с одним начальником. То ли не могут набрать сотрудников, то ли создали отдел для начальника.

Новая команда забывает, что кадры - самый важный ресурс. И традиции, заложенные годами на предприятии, надо поддерживать. Впервые в этом году традиционная эстафета здоровья в честь дня рождения завода была проведена после работы, а праздничного концерта для рабочих вовсе не было. И это «спасибо» от руководства? Это неуважение к тем, кто сверхурочит, вкалывает по выходным, причем иногда по одинарной оплате с предоставлением отгула. Честно говоря, мало кто хочет именно такую оплату, а что делать?

В мае я прочитала, что в Удмуртии за 4 первых месяца 2018г. средняя зарплата повысилась на 10%. Откуда? Это, как на нашем предприятии отчитываются: «В апреле на ИМЗ повысилась зарплата». Конечно, повысилась, если её до этого снизили!

Ещё мне запомнились слова Гвоздика: «Если топ-менеджер принимает хотя бы 10% правильных решений, то он - эффективный топ-мендежер». Возможно, Александр Сергеевич, оговорился. А если нет? Как вы думаете, при таком коэффициенте полезного действия руководителей, какой будет итог?

Дмитрий Калашников, бывший начальник цеха заготовительного производства. Уволился в конце 2016г., до этого отработал на ИМЗ 16 лет:

- Я ушёл по собственному желанию, не сработался с новым руководством заготовительного производства (им стал — Максим Гвоздик - примечание автора). Не буду ничего комментировать. Все и так видят, что творится на заводе. Если руководителям высшего звена - Чемезову, Криворучко - завод не нужен, что мы можем сделать? Нам уже ничего не остановить. В их планах завод не значится... И для меня завод - уже история.

Наталья Кропотина, в течение 15 лет работала библиотекарем заводской научно-технической библиотеки ИМЗ. Уволилась в апреле 2018 г.:

- Для меня завод стал вторым домом, местом, где меня окружали интересные, умные люди и верные друзья. Очень грустно осознавать, что родное предприятие катится в бездну под руководством «эффективных менеджеров» из Тихвина. И по моему мнению, никакие 5 С, бизнес-процессы, кайдзен и тому подобное не помогут, потому что нынешнее руководство воспринимает завод, как временное место работы. А всеми этими модными штучками только создаётся видимость работы и красивая картинка на экране компьютера. Но если копнуть глубже, то за красивой картинкой скрывается гнилой фасад.

Сейчас руководству предприятия глубоко наплевать на судьбы и мнение работников предприятия. Книги и журналы не нужны, ведь существует такая волшебная вещь как интернет! Только где простому рабочему и инженеру найти этот интернет на заводе? Из-за ремонта помещения, книги упакованы в коробки и вывезены на склад, тысячи журналов сброшены с четвёртого этажа, прямо из библиотечных окон на улицу, а оттуда отправлены в мульду. Где будет располагаться библиотека, кто будет расставлять книги и вообще останутся ли на заводе читающие люди, неизвестно. Мне осталась так и непонятна идея соединения библиотеки и музея, такого симбиоза я не встречала ни на одном предприятии города. Уничтожении библиотеки - верный знак того, что завод идёт на дно. Как говорил Цицерон: «Дом, в котором нет книг, подобен телу, лишённому души».

Надеюсь, что сокращение моей ставки (с зарплатой на руки 11-13 тысяч рублей) благоприятно сказалось на финансовом положении предприятия.