Placeholder 1mi
Фото: pohnews.org

Коллекторы Бречалова на маршеАналитика

15 октября 2018, 12:14
Конфетно-букетный период в отношениях между новым главой и республикой закончился, можно сказать, не начавшись.

Одной фразой

Визит в загибающуюся Симониху и разборки с подрядчиками, строившими «новое аварийное жилье» подарили надежду на то, что новый глава будет и впредь выступать на стороне обычных жителей республики, но она быстро умерла. Таких «ошибок» Александр Бречалов больше не повторял, по капле выдавливая из себя «общественника» и замещая освободившееся пространство «чиновником» - точно таким же, как его коллеги-губернаторы, которых осенью 2018 года на выборах в Приморье и Хабаровском крае без труда били коммунисты и эсеры.

Александру Бречалову повезло, что он был назначен и выиграл выборы еще до того, как рейтинг главы государства снизился до рекордно низких показателей. Если бы нового главу Удмуртии избирали в сентябре 2018 года, республика наверняка имела бы все шансы оказаться частью возрождающегося «красного пояса» регионов. Чтобы отправить главу на пока не заслуженный отдых, понадобилось бы всего одно его заявление, доведенное до каждого жителя региона:

«Повышение пенсионного возраста, которое годами обсуждалось, уже назрело, сомнений в этом абсолютно никаких нет, и я не вижу в этом проблем. Я уверен, что информационное поле, которое сейчас возникло вокруг этой темы, большей частью спекулятивное. Его поднимает несистемная оппозиция, для которой критика - это хлеб. Наконец-то у них появилась какая-то новая повестка, и они ее «качают» из стороны в сторону».

Бречалов против «несистемной оппозиции»

Записав едва ли не 90% жителей страны (именно столько россиян, по данным опросов, выступают против пенсионной реформы) в «несистемную оппозицию», Александр Бречалов расставил все точки над i. Дав понять: что бы ни случилось, он будет действовать так, как велит ему Москва, даже если эти действия будут входить в прямое противоречие с интересами жителей региона. И действовать глава будет не из-под палки, не под дулом автомата, а по собственной инициативе, потому что избирали его не жители Удмуртии, а президент страны.

Инициатива главы (кто от него требовал поддержки пенсионной реформы?) имеет свое объяснение. Александру Бречалову нет никакого резона ориентироваться на собственный рейтинг и пытаться как-то его поддерживать – избираться на новый срок он явно не собирается, а до окончания действующего срока времени еще достаточно: можно успеть сделать все, что велит федеральный центр. Это во-первых.

Во-вторых, действующий глава Удмуртии сразу же после назначения четко дал понять, что опору своей власти видит не внутри республики, а вне ее. И ориентирован, соответственно, на результат, который удовлетворит тех, кто десантировал его в регион. Это не уникальная ситуация, в аналогичной находится любой губернатор, получивший когда-то поддержку президента и благодаря ей выигравший выборы. Только результатов ждут от них разных, в случае Александра Бречалова он, судя по всем без исключения действиям его команды, формулируется просто: аккумулировать все возможные средства для возврата долгов федеральному центру.

Правительство коллекторов

Губернаторы-коллекторы для регионов – фигуры новые, но уже поднаторевшие в объяснениях собственной деятельности. Важнейшая часть их «идеологии» - восприятие регионов как неких крупных бизнес-корпораций, работать с которыми должно исключительно экономическими инструментами. Да, бизнес-корпорации с некоторым социальным обременением в виде исполнения «майских указов», но у кого, спрашивается, нет сегодня обременений?

Но дело, конечно, не только в обременениях, хотя и с ними могут возникнуть вопросы. А в том, как понимают губернаторские десанты в регионах свою работу. Ключевой лозунг сформулировал глава Удмуртии, заявивший, что его команда должна научить республику «упаковывать и продавать». Что само по себе подразумевает, во-первых, наличие того, что можно продать, а во-вторых, умение продать имеющееся с выгодой для того, чтобы стимулировать производство.

А оно, несмотря на громкие заявления и ворох подписанных с кем угодно меморандумов и соглашений о сотрудничестве, стимулироваться не желает. Согласно последним данным Удмуртстата, в сравнении с январем-августом 2017 года промышленное производство в Удмуртии упало на 5,1%. Производство текстиля снизилось на 40%, транспортных средств и оборудования – на 36, металлических изделий – на 28, кондитерских изделий – на 12, колбасных – на 6,5% и т. д.

В связи с этим обстоятельством руководители промышленных предприятий, ранее без особой охоты приветствовавшие деятельность новоявленного «отдела продаж», вынуждены отказываться от «обучения». И это касается не только крупнейших заводов. Глава республики, дав понять, что видит опору не внутри республики, а вне ее, запустил встречный процесс. Те, кто мог бы при определенных условиях стать опорой действующей власти внутри республики, шарахаются от этой почетной миссии, как звери от огня. Ассоциировать себя с действующим руководством Удмуртии мало кто хочет – коллеги не так поймут.

Получать меньше, чем отдавать

Что делает губернатор-«технократ», под руководством которого бизнес-корпорация работает с отрицательным результатом? Или уходит сам, или меняет методы работы, или ищет тех, кто готов обеспечить результат. Других способов исправить положение ему и не дано. Но в том и дело, что действующий глава Удмуртии – не «технократ» (хотя и записан с чьей-то легкой руки в эту когорту), он бывший общественник, не имеющий ни высшего экономического образования, ни опыта самостоятельного руководства предприятием больше мастерской по починке обуви.

Методы работы он сменить не может – менять нечего и не на что. Уйти в самостоятельное плавание, может, и хотел бы, да никто ж не позволит. Остается искать тех, кто обеспечит результат, но, проработав год, завезенная в регион #Команда Удмуртии его не дала, и даст ли, большой вопрос. Потому что ее члены как будто специально подбирались под стать лидеру: без опыта руководства, работы в производстве и вообще какой-либо самостоятельной деятельности в экономике.

Все это членам команды, по большому счету, совершенно ни к чему. Оптимизация и сокращение расходов какой-то особенной квалификации не требуют, тем более если делаются без оглядки на последствия. Не обойтись без навыков и опыта в другом – в достижении договоренностей с федеральным центром о неких благах для республики, создающих иллюзию непрерывной работы на благо региона. Но, по большому счету, единственное, что #Команде Удмуртии удалось выжать из федерального центра – заложенных в российском бюджете денег на реконструкцию Ижевского аэропорта. Договоренность, спору нет, весомая, однако получение этих денег республике никто не гарантировал, да и не эффективно это, выражаясь языком все той же команды – получать из Москвы в десятки раз меньше, чем отдавать.

Задачи свидетелей

Хотя сегодня вопрос стоит не об эффективности, а о самосохранении самой #Команды Удмуртии. Кирпичики в ней склеены раствором, замешанным исключительно на личной преданности лидеру, причем как «московские», так и те, что были подобраны на месте, а такого рода структуры крайне неустойчивы, если их лидер не харизматическая личность, уровень компетенций которой на несколько порядков выше, чем у подчиненных, к тому же вместе взятых. А это, увы, случай Удмуртии, действующему главе которой пришлось по ходу пьесы менять амплуа с «общественника» на «чиновника».

«Общественнику», безусловно, комфортнее работается в привычной для него атмосфере непрекращающихся комплиментов. Он и в команду старается брать относительно «раскрученные» фигуры, восхищения которых непомерным потенциалом его самого хоть чего-нибудь, да стоят, авторитет этих фигур – составные части авторитета лидера. Но сменив амплуа на «чиновника», и, соответственно, требуя того же от подчиненных, лидер сталкивается с полнейшей бесполезностью последних.

Именно это и произошло с известной автогонщицей Натальей Гольцовой, возглавившей республиканское министерство спорта. Когда в ее руках вместо автомобильного руля оказались бумаги – приказы, законы, распоряжения, справки и ходатайства – нажать на газ новоявленная чиновница уже не смогла. И сегодня что есть в республике минспорта, что нет, никакой разницы.

О скорой отставке Натальи Гольцовой в коридорах говорят, не особенно стесняясь, как о факте почти свершившемся. Назывались даже фамилии тех, кто может сменить гонщицу на министерском посту, но кого бы вместо нее не назначили, это будет признанием поражения: профессиональный спорт в Удмуртии приказал долго жить.

Не менее интересная ситуация складывается вокруг другой дамы из правительства УР, зампреда Анастасии Муталенко. Ее возможный уход с поста связывают с предполагаемой беременностью вице-премьера (как это, наверное, приятно – проработав чуть больше года, получать вице-премьерскую зарплату несколько лет), а также с тем, что госпожа Муталенко якобы имеет свое особое мнение в связи с реализацией некоторых объектов, находящихся в собственности республики.

В интересах заказчиков

Но «социальному» вице-премьеру хотя бы есть что предъявить в качестве результатов работы. «Майские указы» президента в республике пока исполняются, госпредприятия (те же «Аптеки Удмуртии») показывают прибыль. Это, разумеется, никакое не достижение, так и должно быть, и медаль на шею тут вешать не за что, но коллеги Анастасии Муталенко (за исключением разве что вице-премьера Анатолия Строкова) и этого предъявить не могут.

Кстати, Строков называется чуть ли не первым «кандидатом на выход» из #Команды Удмуртии. Он как был в ней инородным телом, так и остался. Причина же возможной отставки Строкова в коридорах называется одна – якобы он отказался подписывать некие финансовые документы авантюрного характера, за подписание которых с него вполне могли бы спросить правоохранители. Таких «отщепенцев» команды, построенной на личной преданности лидеру, не терпят, и не исключено, что министр финансов Станислав Евдокимов уже совсем скоро пойдет на повышение.

А вот вице-премьера Александра Свинина и повышать некуда, вечный сопровождающий главы республики всегда рядом. Несмотря на то, что пользы от этого нахождения у тела не просматривается – для экономики, во всяком случае. История с банкротством «Ижметмаша», которую Александр Свинин преподносит чуть ли не как собственное достижение, ничего, кроме огорчения, ни у кого не вызывает. Шанс на то, что предприятие будет возрождено, конечно, есть, но он никак не связан с деятельностью вице-премьера Свинина, который пытается выступить посредником в переговорах собственников, но решающего голоса не имеет.

И так же обстоят дела, в кого из вице-премьеров или министров не ткни. Разве что министр сельского хозяйства Ольга Абрамова может накопать что-то положительное, но полная аффилированность министра с единственным в регионе крупным сельскохозяйственным холдингом говорит лишь о том, что все положительное, что может предъявить министр, является таковым исключительно для холдинга. Прочие же предприятия АПК открыто выражают свое недовольство действиями министра, но ее руководство внимания на такие мелочи совершенно не обращает.

Десант из голубого вертолета

Почему не обращает? Да потому что вся эта возня – кто получает, кто нет, кому больше, кому меньше – никого в правительстве региона, если уж всерьез, не заботит. Задачи, стоящие перед #Командой Удмуртии, лежат в совершенно иной плоскости, никак не связанной с повышением доходности предприятий и ростом благосостояния граждан. Заказчики нуждаются в том, чтобы им по максимуму вернули долги, исполнители – в положительной оценке своей работы и предложениях по дальнейшему применению своих умений.

Но даже с этими умениями не все гладко. Одна из задач, которая стоит перед #Командой Удмуртии, - выгодно продать остатки республиканской собственности – объединенные в один актив дорожные предприятия, бывшие ГУПы, наконец, «Ижевские электросети». Но достойной «упаковки» у этих активов как не было, так и нет, и не факт, что предполагаемые сделки станут примерами, на которых #Команда Удмуртии будет учить других «упаковывать и продавать». Говорить, что научим, можно сколько угодно, но лучше все-таки иметь опыт успешной продажи, а его как не было, так и нет.

Как нет, по сути, ничего, что можно было бы записать в реестрик достижений #Команды Удмуртии за прошедший год. В отчете, который правительство должно подготовить к концу года и озвучить на заседании Госсовета, может быть, что-то такое и появится, но тут надо будет очень внимательно следить за руками: за победы вполне могут быть выданы и откровенные провалы, как это уже случилось с «Ижметмашем».

Имеет значение и ответ на вопрос, кому будет адресован этот отчет. Если заказчикам в Москве – одно, если местным силам, не видящим смысла в поддержке действующего руководства региона – совсем другое. Да и вряд ли эти силы могут рассчитывать на диалог. Больше года назад на голубом вертолете в Удмуртию десантировался не волшебник с эскимо и даже не общественник, призванный защитить от произвола чиновников, а человек, задача которого во что бы то ни стало отдать долги Москве. Отдать, не считаясь с последствиями.