Удмуртии поменяли стратегию
Аналитика

Удмуртии поменяли стратегию

18 августа , 13:25Photo: udmurt.ru
Стратегии развития Удмуртия меняет как дама перчатки: старую, принятую в 2009 году, признали устаревшей, #КомандаУдмуртии взялась за написание новой.

Принятую 11 лет назад долгосрочную стратегию социально-экономического развития Удмуртии официально признали «не отвечающей требованиям современного этапа развития страны и региона». Причем не отвечающей по всем параметрам. «Это касается и постановки задач, и механизмов», сообщила пресс-служба главы Удмуртии Александра Бречалова, в ноябре прошлого года пообещавшего, что через год будет представлена новая стратегия, рассчитанная до 2030 года (прежняя была до 2025-го).

Планам #КомандыУдмуртии помешала эпидемия коронавируса: к разработке новой стратегии развития региона только-только приступили.

Стратегия за год

Прежнюю стратегию писали около года: с лета 2008 года по лето 2009-го. Как и новую стратегию, ее также выдавали за коллективный труд, тогдашний вице-премьер Валерий Богатырев утверждал, что в разработке документа приняли участие около 450 человек.

Конкурс на разработку стратегии выиграл тогда Центр стратегических разработок «Северо-запад» (по данным информационной системы СПАРК-Интерфакс, сейчас ЦСР «Северо-Запад» возглавляет Марина Липецкая, совладельцами фонда являются АО АБ Россия и Фонд ЦСР). По всей видимости, именно ему принадлежит авторство документа, хотя не исключено, что к последней его редакции приложил руку и экономист Олег Боткин, один из главных авторов программ социально-экономического развития Удмуртии.

Представлял стратегию республиканскому партхозактиву директор Центра Владимир Княгинин. Он заявил тогда, что «Удмуртия может стать технологическим поясом России», и призвал республиканских чиновников вкладывать больше средств в «развитие человеческих ресурсов», поскольку наибольшую поддержку, по его мнению, будут получать регионы с высокой концентрацией человеческого капитала.

Единогласно принятая и позже утвержденная Госсоветом республики стратегия предполагала два варианта развития региона – «базовый» (восстановительный характер экономики и социальной политики) и «интенсивный» (диверсификация экономики и развитие высокомаржинальных производств). Второй вариант предполагал ставку на машиностроение, приборостроение и производство электрооборудования, радиоэлектроники, лесопереработку и виделся чиновникам наиболее перспективным.

Год на раскачку

Новую стратегию развития региона до 2030 года глава Удмуртии обещал представить осенью 2020 года, но не смог. По официальной версии, помешала эпидемия коронавируса. Но началась она весной, а чем занимались разработчики стратегии до марта-апреля этого года, непонятно. На официальном сайте органов власти региона можно найти упоминания об «экспортной стратегии», «стратегии развития туризма» и даже «стратегии развития гражданского общества». Информации о стратегии развития с весны прошлого года – нет.

Теперь – есть, хотя все, что связано с разработкой документа, больше напоминает очередную кампанию (не исключено, что предвыборную).

«Одним из главных принципов разработки стратегии стала прозрачность и открытость процесса», - сообщил Александр Бречалов.

Он пообещал, что новая стратегия будет «реалистичной, сбалансированной и измеримой».

«Хочется подчеркнуть, что документ будет абсолютно публичным. Каждый житель Удмуртии должен знать, когда произойдут конкретные изменения именно в том районе, городе, где он живет», - заявил глава Удмуртии.

Для каждой зоны

Новая стратегия, как ожидается, будет состоять из двух частей: аналитической и части, посвященной инструментам и механизмам реализации, а также срокам поставленных стратегических целей сразу в двух плоскостях: отраслевой и территориальной. Определив главную миссию региона до 2030 года, разработчики намерены «сформировать 1-2 главных показателя на весь период действия стратегии», они будут формировать «основные ожидания всех заинтересованных лиц от реализации стратегии».

По словам главы региона, ресурсы севера и юга Удмуртии отличаются, важно эффективно их использовать.

«С точки зрения эффективных экономических инструментов я вижу грамотное межмуниципальное взаимодействие, чего не было в стратегии 2009 года. Условно говоря, зачем строить два досуговых комплекса в соседних муниципалитетах, если можно построить один многопрофильный с учетом территориальной особенности», - заявил Александр Бречалов, не пояснив, впрочем, как люди будут добираться в эти досуговые центры, с дорогами на селе в Удмуртии дела обстоят не лучше, чем с реализацией прошлой стратегии.

В окончательном документе будет 12-15 разделов, посвященных приоритетным направлениям. Кластерные разделы, как сообщила пресс-служба главы региона, будут включать в себя описание территориальных зон развития, каковых предполагается 7. Для каждой будут определены преобладающие экономические специализации и флагманские межмуниципальные инвестиционные проекты.

Основным базовым элементом новой стратегии станет экономика.

«План мероприятий по реализации стратегии будет разработан в виде схемы достижения отраслевых стратегических целей. По каждому приоритетному направлению будет выстроен процесс достижения стратегических целей. Все рабочие документы региона от бюджета, государственных программ, национальных проектов будут объединены в стратегию. Такой подход к структуре Стратегии позволит получить максимально «рабочий» вариант», - заявил руководитель АНО «Аналитический центр при Правительстве РФ» Михаил Прядильников.

Кто под кого?

Жителей республики также привлекли к созданию новой стратегии. Свои «запросы, предложения, проекты, как в части инфраструктуры, так и в части социальной сферы, здравоохранения, сельского хозяйства, бизнеса» они могут присылать на сайт udmurtia2030.ru.

«ТОП-5 таких рациональных предложений от жителей я озвучу на презентации Стратегии», - пообещал глава Удмуртии.

И в тот же день сделал заявление, прозрачно намекающее на то, что формирование новой стратегии может стать частью его предвыборной программы. Александр Бречалов сказал, что «про-прежнему хочет работать в республике».

«Свои намерения подтверждаю и акцентирую внимание, что решение, идти на выборы или не идти, зависит от поддержки граждан и эффективности команды. Мы не отказываемся от своих планов, которые озвучивали в 2017 году», - заявил он.

Так что ничего нового, такое уже случалось. Прежнюю стратегию, рассчитанную до 2025 года, также разрабатывали и принимали к выборам. Точнее, к утверждению Александра Волкова президентом по представлению тогдашнего президента Дмитрия Медведева. Изменились с тех пор только имена политиков, больше ничего: стратегии меняются под руководителей региона, а не руководители - под стратегии.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter