Бюджеты регионов: где в России лучше жить?

Аналитика
Бюджеты регионов: где в России лучше жить?
Бюджеты регионов: где в России лучше жить?
25 ноября, 11:14
Нижняя палата российского парламента утвердила поправки, позволяющие дофинансировать за счёт ФНБ 10 самых проблемных регионов страны. Удмуртия вошла в число таких регионов.

Тратить сложнее, чем зарабатывать

Вечная мантра региональных чиновников: денег катастрофически ни на что не хватает. Их не хватает на медицину, образование, дороги. Федеральный Минфин убеждает в обратном: никаких финансовых проблем нет, средств более чем достаточно, дефицитные бюджеты - только в четверти регионов.

«Мы понимаем, что это такой технический, чисто финансовый показатель», - говорит замминистра финансов Леонид Горнин.

Убеждает и ежемесячная отчетность минфина, которая дает понять, что к началу октября 2021 года общий профицит всех бюджетов регионов составил 987 млрд рублей - это 10-летний максимум. Только шесть регионов из 85 входят в четвертый квартал с дефицитом, а в прошлом году таких регионов было 33.

Фото:Новые Известия

Выходит так, что сегодня потратить деньги регионам сложнее, чем получить. Какие регионы живут более-менее, а какие стоят с протянутой рукой, выясняли «Новые известия», основываясь на данных Федерального казначейства по итогам 8 месяцев 2021 года.

Самыми богатыми регионами оказались вовсе не столицы - Москва и Питер, а промышленные центры и аграрные регионы. Среди богачей только один нефте-газовый регион - ЯНАО. Санкт-Петербург занимает только 15-е место в рейтинге богатых регионов, Москва - 58-е.

Секрет богатства регионов – экономия и сохранение расходов примерно на прежнем уровне. Мало какой регион стал в последнее время тратить больше, а некоторые и вовсе их сокращали.

Регионы с дефицитом, наоборот, не стесняются тратить деньги: их расходы в среднем выросли на 6%–13%. Но так ли плох дефицит, который образовался из-за дополнительных расходов?

«За последний год в Удмуртии сократилось 20 тысяч рабочих мест, высокими темпами снижается уровень жизни населения. И мы принимаем очень грустный бюджет», - так прокомментировала принятие главного финансового документа следующего года депутат Госсовета Удмуртии Софья Широбокова, много лет возглавлявшая бюджетную комиссию республиканского парламента.

Фото:Новые Известия

Куда идут бюджеты?

Расходы бюджетов всегда распланированы. Планы этого года - увеличение расходов по статье «Национальная экономика». В эту статью входят не только инвестиции в различные инфраструктурные мегапроекты, но и поддержка предпринимательства в период локдаунов. Компенсировать бизнесу потери все равно приходится, и регионы увеличивают финансирование по этой статье.

Иное дело - здравоохранение. Заболеваемость ковидом бьет рекорды, Россия занимает чуть ли не первое место в мире по смертности, а денег в медицине становится все меньше.

Только 38 субъектов РФ номинально увеличили финансирование здравоохранения. Финансирование медицины сократилось даже в Москве и области. Все дополнительные средства в столичном регионе ушли на поддержку предпринимательства.

По словам руководителя фракции «эсеров» в Госсовете Удмуртии Фарида Юнусова, в следующем году расходы бюджета Удмуртии на здравоохранение составят 13,4 млрд рублей при озвучиваемой минздравом потребности в 24 млрд рублей.

Фото:Новые Известия

«Есть недостаточная продуманность расходов в сфере здравоохранения. Строительство собственного производства кислорода в Удмуртии стоит 500 млн рублей. Вложив, мы получим 22 тонны кислорода в сутки - этого как раз хватит на количество ковидных коек, которые есть в Удмуртии», - сказал он.

Причиной массовых сокращений расходов на здравоохранение директор Института стратегического анализа и партнер ФБК Игорь Николаев считает преждевременную эйфорию:

«Здесь регионы подвело то, что в целом у нас в последнее время звучало: мы преодолели последствия пандемии, особенно после того, как началась кампания по вакцинации. Считали, все самое страшное позади. Такой сигнал шел и на федеральном уровне, регионы не могли это не учитывать».

Экономист, депутат Госдумы Михаил Делягин считает, что раздробленность подходов к распределению финансов — особенности сложившегося строя, очень напоминающего феодализм:

«Разные приоритеты в бюджетах регионов – это проявление сепаратизма, а не федерализма. Когда отсутствует единая федеральная политика в вопросе того, что для нас является важным, то это не федерализм. Не стоит путать с феодальной раздробленностью, которая у нас по стране еще и усилена с этим коронавирусом. Мы живем в условиях феодальной раздробленности, это наша модель государственного управления».

Фото:Новые Известия

Откуда деньги?

Правительство страны регулярно выделяет дополнительное финансирование на какие-то конкретные цели. В прошлом году поддержка регионов действительно существенно выросла. Если с 2011 года были нормой межбюджетные трансферты в объёме 1–1,3 трлн рублей за первые 9 месяцев, то в 2020 году они оставили уже 2,396 трлн рублей. А вот в 2021 году прибавка составила от 2,1 до 2,346 трлн рублей.

Почти все регионы в этом году нарастили собственные доходы за счёт налогов, акцизов и штрафов. Позиция «Люди – новая нефть» набирает обороты.

«Во-первых, налоговики стали работать эффективнее, во-вторых, в прошлом году решили выйти из тени многие средние и малые предприятия, для того чтобы получить хоть и минимальную, хоть и недостаточную, но господдержку, где-то предприятия перерегистрируются из одного региона в другой».

Фото:Новые Известия

Не всем быть богатыми

Некоторые полагают, что в стране происходит нечто вроде экономического чуда - незаметного оттого, что его съедает инфляция: цифры растут, но не растет качество жизни.

«Стали ли люди жить лучше – хотелось бы верить, но на самом деле это инфляция. О благосостоянии людей надо судить по динамике реальных располагаемых доходов, а реальные располагаемые доходы считаются с учетом инфляции, которая, как известно, бьет все рекорды. Да, финансовые показатели, бюджеты – они хорошие, но в реальном выражении, какие люди имеют доходы – это совсем не то. А эти профициты – это в номинальном выражении у нас такие красивые получаются. Так что в реальности дело по-другому обстоит», - считает Игорь Николаев.

По его мнению, при действующей бюджетной системе это нормально, когда у одних получается зарабатывать, а у других - качать из бюджета.

«Так построена бюджетная политика, что сначала деньги аккумулируются в значительном объеме в федеральном центре, до 60-70%, а 30-40% остается в регионах, потом, после перераспределения, остается где-то 50 на 50, но вот это перераспределение как раз в значительной степени ориентируется на то, чтобы обеспечить бюджетное выравнивание».

Больше всех трансферов «на борьбу с ковидом» получил НАО - рост трансфертов в 2,1 раза до 7,5 млрд рублей. У прочих регионов прибавка трансфертов более или менее укладывается в рамки приличия.

Фото:Новые Известия

Всегда существуют объективные факторы, которые влияют на финансовое состояние региона. Если, например, дешевеет нефть, то неизбежно сократятся сборы налога на прибыль компаний в нефтеносных регионах.

Фото:Новые Известия

«Что касается конкретных усилий губернаторов, то в последнее время есть тренд на использование более ручных методов управления, нежели формализованных, в части распределения межбюджетных трансфертов, и это видно по тому, что менее чем за 2 года премьер-министр совершил более 30 поездок в регионы, и по результатам каждой поездки возникали дополнительные объемы финансирования, идущие в регионы, которые он посетил, связанные с решением каких-то конкретных вопросов социального или инвестиционного характера», - считает Владимир Климантов.

Деньги у регионов есть, но это еще не значит, что людям от этого будет легче жить. Часть денег съедает сумасшедшая инфляция, а часть остается лежать мертвым грузом.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter