Регионы в долговой паутине
Аналитика

Регионы в долговой паутине

29 июня , 10:40
«Новые известия» составили рейтинг регионов-должников.

Президент России Владимир Путин пообещал выделить 100 млрд рублей регионам в качестве финансовой поддержки. Чуть раньше регионам уже были обещаны еще 200 млрд рублей в виде компенсации затрат на борьбу с коронавирусом. Дополнительные 100 млрд руб. получат регионы, которые хорошо строят дороги – на развитие дорожной сети.

Федеральный центр понимает: у регионов вследствие ограничительных мер резко сократились доходы. Бюджеты могут недосчитаться 9% доходов – это около 1,3 млрд руб. Таким образом 300 млрд руб. поддержки – это только треть необходимой суммы. Вариантов дальнейших действий у регионов немного: либо резать расходы, либо влезать в региональные резервные фонды, либо брать очередные кредиты.

В 2018 «Новые известия» писали о том, что долги регионов создают дополнительную нагрузку на бюджетную систему, в результате чего деньги уходят не на развитие региона, а банкам и держателям облигаций. Следующие два года должны были стать временем сокращения госдолга, но в планы вмешалась эпидемия коронавируса. Как изменилась ситуация? Как эпидемия коронавируса повлияла на долговую нагрузку регионов? С этим вопросом «Новые известия» обратились к экспертам.

Совокупный госдолг регионов за два года сократился только на 4,2%: с 2,19 трлн до 2,1 трлн. За первые пять месяцев этого года госдолг также сократился.

Photo:Новые известия

Власти рассчитывали на 5-процентное сокращение, госдолг же сократился на 0,6%. Некоторые регионы стали увеличивать долги.

Photo:Новые известия

Два года назад было то же самое: 27 регионов увеличивали госдолг, но сокративших тогда было больше – 47, а не 36. Регионы без кредитов те же – Севастополь и Сахалин.

Photo:Новые Известия

Экс-лидер рейтинга Краснодарский край сумел сократить госдолг на 31%. Московская область увеличила свой долг на 73%, но эпидемия covid-19 на это не повлияло, долг вырос раньше. Севастополю и Крыму грех жаловаться, в заемных средствах они не нуждаются.

По мнению руководителя Центра региональной политики ИПЭИ РАНХиГС Владимира Климанова, резкий рост госдолга – негативный процесс, поскольку регион в этом случае попадает под жесткие требования бюджетного законодательства и имеет пониженные кредитные рейтинги и оказывается в сложной управленческой ситуации.

Photo:Новые Известия

В числе регионов с самым большим госдолгом оказался Санкт-Петербург (+83% за пять месяцев этого года).

При этом, по данным федерального казначейства, остатки на счетах «северной столицы» на 1 мая составляли 9,6 млрд руб., а депрессивной Тверской области – 7 млрд.

«Конкретные показатели динамики государственного долга могут быть связаны не только с текущей ситуацией, но и с графиком заимствований и погашений долговых обязательств, которые были сформированы ранее. Не исключено, что снижение госдолга даже у депрессивных регионов может быть продиктовано именно этим обстоятельством. В то же время наращивание госдолга Санкт-Петербурга, хотя и кажется большим – до 55 млрд рублей, однако в процентном отношении по отношению к общему объему доходов бюджета северной столицы не так велико. При этом Петербург отказался от каких-либо иных форм государственного долга, кроме ценных бумаг, а этот долговой инструмент в условиях кризиса представляется наиболее адекватным», - говорит Владимир Климанов.

Эксперт Российского института стратегических исследований, кандидат экономических наук Михаил Беляев главную проблему видит в том, что губернаторы не создали нормальные условия для восстановления экономики после смягчения ограничений.

«Нельзя не отметить бездействие большинства региональных властей. Имея необходимые полномочия, они не удосужились предпринять меры по поддержке регионов. За все время пандемии они только и делали, что жаловались и уповали на помощь сверху. Например, можно было бы выпустить региональные облигационные займы. Распространить их среди физических лиц, предпринимателей. Физические лица могли бы использовать их в качестве залога при обращении в местный региональный банк. Региональные власти также не сделали попыток обратиться и в полной мере воспользоваться механизмом государственно-частного партнёрства и нацпроектами», - считает эксперт.

Впрочем, даже если главы регионов опомнятся и начнут заниматься развитием субъектов, результата может и не быть, поскольку денег на проведение изменений все равно нет. В первом квартале этого года субъекты федерации и муниципалитеты получили только 43% собранных налогов, прочее ушло в федеральную казну.

Это и есть одна из ключевых проблем, считает Яков Миркин – регионы ограничены в средствах, за счет которых могли бы поддерживать экономику и стимулировать ее рост.

Photo:Новые Известия

Своих денег у регионов очень мало. Оставшиеся 32% - это субвенции федеральной казны. Поэтому главам субъектов приходится постоянно обращаться за финансовой поддержкой в Москву. При том что распределение финансовой поддержки непрозрачно и зависит от решений правительства.

Татарстану, например, достались 13,6 млрд руб. из 200 млрд, Башкортостану – 8 млрд, прочие регионы получили значительно меньше. Удмуртия, например, получила 3 млрд рублей финансовой помощи, Нижегородская область – 635 млн руб.

Эксперты считают, что большие долги не всегда ведут к дефолту регионов.

Партнер ФБК и директор Института стратегического анализа Игорь Николаев говорит, что подобного рода крайностей Москва не допускает.

«Он находят возможности в той или иной форме помочь регионам сбалансировать бюджеты. Не хотят создавать прецеденты, не хотят пугать регионы. Когда долги возрастают до неприличных цифр, то федеральный центр находит возможности поддержать субъекты», - считает он.

По мнению Владимира Климанова, дефолт регионы – исключительный случай, последние относятся к концу 90-х годов. Хотя, например, в Мордовии объем госдолга превышает объем собственных доходов региона.

Федеральный центр в этой ситуации – единственная надежда регионов. Костромская область, например, уже попала под полное казначейское сопровождение – это потеря финансовой самостоятельности.

Экспертное сообщество все чаще говорит о необходимости перераспределения налоговых поступлений в пользу субъектов федерации.

«Нужно восстанавливать бюджетный федерализм, поскольку долгое время доходы бюджетной системы все больше концентрировались в центре, а регионы зависели от возврата этих средств сверху вниз в различных формах. Можно говорить о возвращении к бюджетному федерализму, где система доходов на всех уровнях дает возможность заниматься развитием в полной мере на своих территориях», - считает Яков Миркин.

«Пересмотр межбюджетных отношений в пользу регионов бесполезно обсуждать пока не решена главная задача - прозрачность. Узнать размер доходов и их источники на 100%, конечно, невозможно, но на 80% вполне реально», - полагает Михаил Беляев.

«Безусловно, необходимо пересмотреть межбюджетные отношения в пользу регионов. Но надо понимать, что федеральный центр на это никогда не пойдет. Политика заключается в том, чтобы сделать регионы зависимыми - мы лучше в центр соберем больше, а потом дадим кому нужно», - мнение Игоря Николаева.

По его мнению, госдолг – это финансовый инструмент, который нужно уметь использовать. Но региональные власти не могут этого или не хотят. В качестве примера он приводит Тамбовскую область, масса объектов которой, в том числе памятников архитектуры, оказалась в залоге у Сбербанка. К осени станет понятно, к чему приведет политика неуемного наращивания госдолга.

13 сентября в 18 регионах выборы глав. В 2018 году эксперты указывали на то, что уровень госдолга станет важным показателем способности губернатора удержаться в должности. И что мы видим сегодня?

В 2020 году кадровые перестановки произошли в шести регионах, в пяти из них госдолг удалось снизить. Получается так, что уровень госдолга теперь не является определяющим? Но зрелища после рекордного падения экономики этой весной народу уже не хватает и возникает желание получить хлеб.

«Сейчас задача формирования красивых бухгалтерских отчётов отодвинулась на второй план. Самое главное для «расширенного правительства» – не допустить народных волнений и критического падения рейтингов власти. Без дополнительных денег справиться с этой задачей нереально. В итоге создаётся опасная ситуация: субвенции из федерального бюджета крайне ограничены, на дешёвые госкредиты рассчитывать не приходится – остаётся только брать в долг под большие проценты», - считает независимый аналитик Иван Антропов.

И действительно, быстрые и легкие деньги могут казаться привлекательными. Но расплачиваться по ним все равно придется. Чтобы понять, какие регионы (из числа занимавших) находятся в самой нестабильной ситуации, мы сравнили их госдолг с собственными налоговыми и неналоговыми доходами на 1 мая (самые свежие данные от Федерального казначейства). Итог – 5 регионов, быстро нарастивших госдолг, должны кредиторам более 50% своих доходов.

Photo:Новые Известия

По мнению Ивана Антропова, такая ситуация может угрожать негативными последствиями.

«Негативные последствия от быстрого и неподкреплённого доходами госдолга могут наступить уже совсем скоро – в 2021 году. В текущем году регионы могут позволить себе свободную финансовую политику: правительство освободило их от платежей по госкредитам. Но до конца льготного периода осталось полгода, а скорое восстановление экономики в прогнозах Минфина и Минэкономразвития – чистой воды профанация», - полагает он.

Напомним, госдолг Удмуртии на 1 марта 2020 года составлял 49,542 млрд руб. К 1 апреля он снизился до 47 млрд руб., а потом снова вырос на 2,9 млрд, и составляет на 1 мая 49,942 млрд руб.

На борьбу с коронавирусом республика получила из федерального бюджета 3,09 млрд руб. – почти столько же, сколько вынужденно заняла – 2,9 млрд. Как пояснили в пресс-службе главы и правительства Удмуртии, сумма дотаций каждому региону определялась «с учетом необходимости финансирования первоочередных расходов региональных бюджетов».

«Вы знаете, в 2017 году, когда я начал работать, объем госдолга был равен практически доходной части бюджета, почти 49 млрд рублей. Мы его в соответствии с соглашениями с минфином снижали. Снизили до 46 млрд, чем чуть-чуть улучшили свой инвестиционный рейтинг, хотя это не сильно принципиально. Но главное, что мы зарекомендовали себя перед правительством и минфином, как субъект, с которым можно о чем-то договариваться. Ставка с 12,8% с того времени опустилась до 6-6,5%. Ставка очень хорошая. Поэтому мы хотим рискнуть и убедить правительство разрешить нам сформировать дополнительный инвестфонд за счет привлечения под такую ставку кредитных ресурсов. Получится или нет – посмотрим», - заявил глава Удмуртии Александр Бречалов.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter