Камбарский «экотехнопарк» – «поле чудес» национального экологического проекта

Камбарский «экотехнопарк» – «поле чудес» национального экологического проекта
Мнение

26 января, 10:05
Алексей Трубачев
Кандидат химических наук и член научного совета РАН по аналитической химии
Национальный проект «Экология» был принят в России на период выполнения в 2018-2024 гг. с целью кардинального улучшения экологической обстановки и положительного влияния на оздоровление россиян.

В его составе – 9 федеральных проектов, среди которых есть проект под названием «Инфраструктура обращения с отходами I и II классов опасности», руководителем которого является Госкорпорация «Росатом».

Этот проект направлен на создание современной инфраструктуры, обеспечивающей безопасное обращение с производственными отходами и введение в эксплуатацию комплексов по их обработке, утилизации и обезвреживанию (ПТК). Определен федеральный оператор по обращению с отходами I и II классов опасности – ФЭО, являющийся преемником росатомовской структуры по обращению в радиоактивными отходами (РосРАО). Согласно постановления Правительства РФ от 30.04.2019 г. №540 в Камбарке на базе перепрофилированного объекта по уничтожению химического оружия (ОУХО) в 2023 году должен быть построен ПТК «Камбарка».

С какими результатами в «камбарском деле» мы подошли к 2022 году: в нарушение правительственных постановлений до сих пор имущественный комплекс ОУХО не передан в ведение Росатома, начало строительства ПТК «Камбарка» - под вопросом. Это явилось итогом непродуманности и спешки в принятии решений по строительству производственно-технического комплекса по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов I-II классов опасности в Удмуртской Республике на базе бывшего объекта по уничтожению химического оружии в г. Камбарка.

С самого начала кампании ФЭО по реализации проекта создания ПТК «Камбарка» независимые ученые и общественники говорили об отсутствии оснований строительства такого объекта и экологической опасности его функционирования для республики и всего Поволжья, были приведены реальные доказательства этого в рамках проводимых общественных обсуждений и экологических экспертиз. Жители региона выступали и выступают против строительства «завода смерти», до сих пор продолжаются разбирательства в судах по искам граждан о незаконности принятия государственными инстанциями положительных заключений о допустимости строительства такого завода в Камбарке, о защите своих законных прав на благоприятную окружающую среду. Однако чиновников Росатома такое положение дел нисколько не тревожит и вопреки здравому смыслу, при явном нарушении законов забег на опасную экологическую дистанцию продолжается, при этом для облагораживания своих инициатив Росатом переименовал ПТК в «экотехнопарки».

Хотелось бы обратить особое внимание на недопустимость административного «проталкивания» технологических решений по обработке и утилизации ядовитых отходов ради соблюдения установленных сроков запуска этих мусорных комплексов. Так, чудесным образом новая техника и технологии, предложенные для камбарского «экотехнопарка» по утилизации ртутьсодержащих отходов, физико-химической переработке и сжиганию отходов, избежали государственной экологической экспертизы (ГЭЭ), несмотря на то что эта процедура четко прописана в п. 5 ст. 11 Федерального закона. №174-ФЗ «Об экологической экспертизе». Очевидно, что без всесторонней и объективной экспертной оценки качества и безопасности новых технологических решений невозможно осуществлять их реализацию в промышленном масштабе. Но чиновники посчитали, что отдельного рассмотрения данный вопрос не требует и достаточно провести экспертизу общей проектной документации ПТК, в составе которой есть и «про новые технику и технологии». Однако заключение экспертной комиссии государственной экологической экспертизы проектной документации ПТК «Камбарка» принято без квалифицированного рассмотрения технической документации на новые технику и технологию и без соответствующей экспертной оценки.

Доказательством этого является следующее:

- в заключении экспертной комиссии ГЭЭ отсутствует информация о документах на предлагаемые новые технику и технологию (ТУ, технические паспорта, декларации соответствия, технологические регламенты, протоколы химических анализов и др.);

- в заключении отсутствует оценка результатов натурных испытаний предлагаемых образцов новой техники в условиях опытно-промышленной эксплуатации;

- оценка состава выбросов в атмосферу при эксплуатации новой техники дана в заключении на основании результатов, представленных фирмой-поставщиком инжиниринговых услуг, без их подтверждения аккредитованными лабораториями;

- описание основных технологических решений, приведенное в заключении, дано в общем виде, не позволяющем оценить их качество и безопасность;

- в заключении ничего не сказано о том, насколько новые техника и технология и предлагаемые меры по обоснованию возможности проведения предусмотренных технологических операций соответствуют техническим регламентам согласно Федеральному закону № 184-ФЗ «О техническом регулировании»;

- как следует из заключения, на предлагаемые к использованию установки не разработаны и не утверждены технологические регламенты их работы, без которых невозможно дать объективную оценку технологических схем и параметров технологического процесса, условий безопасной эксплуатации, охраны окружающей среды и промышленной санитарии;

- в составе экспертной комиссии, подготовившей заключение государственной экологической экспертизы на проектную документацию ПТК, нет ни одного (!) специалиста (доктора или кандидата наук) в области технических, химических либо физико-математических наук, которые могли бы дать квалифицированную экспертную оценку технической документации на новые технику и технологию,

Таким образом, заключение экспертной комиссии ГЭЭ по ПТК «Камбарка» было выдано с нарушением Федерального закона 174-ФЗ, в нем отсутствует должная экспертная оценка технической документации на новые технику и технологию, в связи с чем нельзя говорить об объективности и законности данного заключения.

Вторым «чудесным» разворотом в вопросе строительства камбарского ПТК является возможность одновременного проведения ликвидационных мероприятий на объекте по уничтожению химического оружия со строительством и функционированием на его базе мусорного комплекса (срок работ по ликвидации последствий хранения и уничтожения химического оружия на камбарском ОУХО определен до 2025 года, а ввод в действие ПТК запланирован на 2023 год).

Оказывается, что здания и территория ОУХО будут еще не очищены от остатков люизита и мышьяка, а утилизировать там мусор уже будет можно с широким привлечением местной рабочей силы. Чиновники ссылаются на поэтапность вовлечения имущественных комплексов ОУХО в хозяйственный оборот, о которой говорится в известном поручении Президента РФ от 13.10.2017 г. № Пр-2066, трактуя эту «поэтапность» как возможность «зачистки» отдельных зданий и территорий ОУХО под работы с производственными отходами без «зачистки» комплекса в целом.

Об этом свидетельствуют имеющиеся в нашем распоряжении ответы на депутатские запросы из Минприроды и Федерального медико-биологического агентства РФ. Однако «поэтапность» в данном случае должна носить территориальный характер (один объект за другим на разных территориях), а не внутриобъектный (одно здание за другим) характер. В противном случае мы будем иметь дело с прямым нарушением ст. 5 Закона «Об уничтожении химического оружия» №78-ФЗ, где сказано, что «запрещается использование объектов по хранению химического оружия и объектов по уничтожению химического оружия в целях, не связанных с хранением и уничтожением химического оружия, утилизацией и захоронением отходов, образующихся в процессе уничтожения химического оружия».

Да, объект по уничтожению химического оружия выведен из эксплуатации, но его статус как ОУХО сохраняется до окончания ликвидационных мероприятий. Закон не предусматривает понятий «действующий ОУХО» или «выведенный из эксплуатации ОУХО». Это означает, что до полного окончания ликвидационных мероприятий деятельность, не связанная с хранением, уничтожением химического оружия и ликвидации их последствий, на объекте осуществляться не может, в т. ч. и работы, связанные со строительством и эксплуатацией ПТК.

Два года назад мы предложили установить временный мораторий на реализацию 540 постановления Правительства РФ, упомянутого выше, и отложить рассмотрение вопроса строительства ПТК до полного окончания ликвидационных работ на ОУХО, но ответа на наше предложение не последовало.

И последние «чудеса»: оказывается, ликвидационные мероприятия на камбарском ОУХО идут полным ходом с 2018 года. Об этом свидетельствует информация, размещенная на официальном сайте Камбарского района (www.kamrayon.ru/city/obekt/info/obekt-2019-god.php):

«В 2018 году в рамках выполнения мероприятий по ликвидации последствий деятельности (ЛПД) объекта по уничтожению химического оружия (объект) в г. Камбарке Удмуртской Республики осуществлялась переработка промышленных отходов на установке термического обезвреживания и проводились работы по приведению в безопасное состояние зданий и сооружений. В период с января по декабрь текущего года:

  • проведена очистка содержимого 16 цистерн (100% задания гособронзаказа) от шлама склада реакционных масс;
  • в хранилище 106 очищены 16 цистерн от трудноизвлекаемого остатка, 13 цистерн разделано на фрагменты;
  • в хранилище 107 очищены 16 цистерн от трудноизвлекаемого остатка, 13 цистерн разделано на фрагменты;
  • в хранилищах 108 и 109 проведена разделка стационарных аварийных емкостей на фрагменты (по 1 в каждом хранилище);
  • на площадке ЯТЖ разделаны 3 цистерны на мерные элементы и проведена очистка 3 стационарных цистерн от трудноизвлекаемого остатка;
  • на установке термического обезвреживания отходов переработано 25145 тонн жидких отходов и 79,6 тонны твердых, обезврежены фрагменты технологического оборудования массой 63,8 тонны».

Однако именно эти работы прописаны для выполнения в период с 2022 по 2025 гг. согласно проектной документации «Выполнение ликвидационных мероприятий на объекте по уничтожению химического оружия в г. Камбарка Удмуртской Республики (зона хранения)», которая в конце 2021 года прошла общественные обсуждения и только в 2022 году будет направлена на повторную государственную экологическую экспертизу (первоначальный вариант проектной документации получил отрицательное заключение ГЭЭ в середине 2021 г.).

Если указанные работы действительно ранее осуществлялись вне рамок государственной экологической экспертизы, мы будем иметь дело с прямым нарушением действующего законодательства и ответственностью за это их организаторов и исполнителей.

Трубачев А. В., кандидат химических наук,

член Научного совета РАН по аналитической химии,

эксперт научно-технической сферы

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter