Елена Наговицына: «Мы не герои, мы выполняем свою работу»
Интервью

Елена Наговицына: «Мы не герои, мы выполняем свою работу»

8 июля , 13:38Надежда ФилиноваPhoto: vk.com/a.brechalovВрач Елена Наговицына
Всего за пять месяцев Завьяловская больница преобразилась благодаря ее новому главврачу Елене Наговицыной, этому, как ни парадоксально, поспособствовала эпидемия COVID-19.

Елена Николаевна Наговицына 16 лет проработала в Шарканской районной больнице анестезиологом-реаниматологом, совмещая врачебные обязанности с административными в качестве заместителя главного врача по медицинской части.

22 января 2020 года она стала главврачом Завьяловской районной больницы, а в конце марта больницу начали перепрофилировать в COVID-центр. «Сельское здравоохранение способно справиться с такими сложными задачами», - решила новый главврач и, кажется, у нее получилось доказать это.

- Елена Николаевна, ваше первое впечатление от Завьяловской больницы?

- Ой, страшно стало от масштаба. Кажется, что Завьяловская больница – это банальная районная больница, но это не так. Она имеет несколько особенностей. Во-первых, Завьяловский район большой, он кольцом опоясывает Ижевск, и больница расположена в этом кольце. Она обслуживает население, которое зачастую работает в Ижевске, а живет на периферии в сельской местности. Во-вторых, радиус обслуживания у нее огромный, несравнимый с другими районными больницами. У нас только 47 фельдшерско-акушерских пунктов плюс 13 лечебных амбулаторий. К Завьяловской больнице прикреплено 76 тысяч населения. Из них 16 тысяч детей. Поэтому она играет весомую роль в обеспечении такого количество населения медицинской помощью.

Завьяловская районная больница
Photo:zavrb.udmmed.ru

В нашей больнице было чуть более ста круглосуточных коек. Сейчас с учетом COVID-центра мы развернулись на 118 коек, из которых 12 реанимационного профиля, мы расширились. Дневной стационар пока не функционирует, он начал работать только на периферии, во врачебных амбулаториях, поскольку мы не можем на основной базе обслуживать и дневной стационар - здесь ковидные пациенты. Но в ближайшее время мы собираемся продолжить работу поликлиники и на территории села Завьялово. Здесь мы разделили потоки для того, чтобы ни пациенты, ни специалисты на приеме в поликлинике не сталкивались с пациентами стационара, на базе которого работает COVID-центр. Это важно.

- Как проходило перепрофилирование больницы в COVID-центр?

- Оно произошло очень быстро, моментально, мы даже понять не успели. Когда нам сказали, что мы – одна из больниц Удмуртии, которая может сегодня функционировать, как COVID-центр, потому что у нас есть многофункциональный стационар, - это был вызов. У нас появилась возможность доказать, что и сельское здравоохранение способно справиться с такими сложными задачами. Когда же я объявила эту новость коллективу, они сначала не поверили.

- А у вас была возможность отказаться?

- Я даже не рассматривала такой вариант.

- Почему?

Лечить – это наша работа.

Мы быстро пропустили кислородные подводки во все корпуса, во все палаты. Разграничили потоки пациентов. Сделали шлюзы. Отработали механизм, как мы будем раздеваться-одеваться-входить в «грязную зону», что мы будем делать. Две недели развертывали центр, потом мы сразу начали прием пациентов. И продолжаем принимать до сих пор.

Сейчас врачи уже адаптировались к этой системе, они начали понимать, что все было сделано правильно.

Мне бы очень не хотелось, чтобы о нас думали, как о героях, на самом деле, повторюсь, мы выполняем свою работу.

"Сейчас врачи уже адаптировались к новой системе"
Photo:vk.com/a.brechalov

- До того, как больница стала COVID-центром, у Вас какие планы были?

- Для начала улучшить материально-техническую базу. Организовать паллиативную помощь. В стационаре открыть паллиативное отделение, которое бы обслуживало всю республику, а в поликлинике – паллиативно-выездную службу. Мы уже начали ремонт под паллиатив, но чуть-чуть не успели, потом продолжим. Также при поликлинике планировали открыть гериатрическую службу.

Ну, и конечно, требовалось укомплектовать коллектив – больница испытывала кадровый дефицит. Я сразу начала собирать коллектив. До создания центра к нам пришли травматолог, детский стоматолог, эндокринолог, кардиолог, хирург, участковый педиатр, анестезиолог-реаниматолог, рентген-лаборант. Тяжелая обеспеченность кадрами была в ФАПах. Сегодня туда пришли четыре фельдшера. Один из них молодой человек.

- Когда приняли первых пациентов с коронавирусом?

- В конце марта мы начали принимать пациентов из карантинных групп –детишек с аппендицитом из контактных, из эпидочагов. Мы оперировали. Все это проходило с соблюдением мер биологической безопасности: в СИЗах. Когда Республиканская инфекционная больница в Ижевске, которая принимала ковид-положительных больных, заполнилась, к нам стали поступать пациенты с новой коронавирусной инфекцией. На сегодняшний день мы уже выписали более 200 человек.

- Смертельные случаи были?

- Да, потому что пациенты поступали достаточно сложные, с сопутствующей патологией. Сегодня у нас смертельных случаев не так много. Все они разбираются на патологоанатомических конференциях. Сейчас доктора об этом говорят очень сдержанно. По всем тяжелым случаям мы консультируемся с федеральным центром в Москве. В 99% случаев это пациенты с тяжелым фоном какого-то другого заболевания, например, сахарного диабета, опухолей, рака, цирроза печени, ожирения, ишемической болезни сердца. Им сложно бывает справиться с коронавирусом.

- Вы тоже принимаете участие в лечении таких пациентов?

- Конечно! Первые дни я всех своих сотрудников сама одевала, я должна была видеть, как они надевают маску, респиратор, контролировала, как делают дезинфекцию, да что там, контролировала полностью всё, если я не увижу, мне было неспокойно.

Photo:vk.com/a.brechalov

Я работала и продолжаю работать, причем дежурю анестезиологом. Кроме того, постоянно провожу административные обходы. И всех тяжелых пациентов и дежурства принимаю.

- Были ли заражения инфекцией среди персонала?

- Да, у нас заболели два врача. Один хирург, который занимался эндоскопическими обследованиями данных пациентов, в частности, делал фибробронхоскопию. И врач-анестезиолог. Оба перенесли заболевание в легкой форме. Сейчас они уже выписались и работают.

- Расскажите о самом сложном моменте при развертывании COVID-центра?

Был один тяжелый момент, когда мы только начали открываться. Тогда ряд сотрудников написали заявление по собственному желанию. На стол легло более 20 заявлений сразу. Я уговаривала их остаться и ни в коем случае не осуждаю за решение уйти. Нельзя осуждать, потому что это право выбора каждого. Но я испытала страх от мысли, что работать будет некому. Тогда мне помогли специалисты из районов республики. Первыми к нам приехали четыре доктора и две медсестры из Шарканской больницы. Потом стали приезжать специалисты из других больниц. Главный внештатный анестезиолог-реаниматолог Павел Михайлович Тверитнев отработал с нами две недели в достаточно плотном графике. Пришел анестезиолог из ижевской частной клиники, медсестры-анестезистки приехали из Игры и Балезино. Врач-пульмонолог 1 РКБ Нелли Борисовна Кибардина и врач-эпидемиолог из СПИД-центра Наталья Юрьевна Килина продолжают работать. И другие. Тогда еще никто не знал, что медикам будут выплачивать какие-то деньги. Люди приехали просто помочь. Мир не без добрых людей. Я им всем очень благодарна.

- Что Вам помогает выдерживать нагрузки?

- Я привыкла много работать, будучи анестезиологом-реаниматологом. Мой девиз: «Делай, что должен, - получится, что суждено». К сожалению, в настоящее время я лишена возможности повидаться с родителями, которые остались в Шаркане, очень скучаю по ним, по родной земле. А еще я – огородник, мне бы в огороде покопаться, тогда бы отдохнула. Сейчас мне очень помогает то, что люди выздоравливают. В пятницу дедушка выписался, сказал «Спасибо», ушел собственными ногами. Знаете, как это приятно.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter