Алексей Трубачев: Надо сказать «нет» планам строительства «завода смерти» в Камбарке

Интервью
Алексей Трубачев: Надо сказать «нет» планам строительства «завода смерти» в Камбарке
Алексей Трубачев: Надо сказать «нет» планам строительства «завода смерти» в Камбарке
10 ноября 2020, 16:36Фото: udm-info
Как проходила общественная экологическая экспертиза проекта «завода смерти» в Камбарке и почему не все эксперты согласны с ее выводами.

В Удмуртии завершилась общественная экологическая экспертиза (ОЭЭ) проектной документации производственно-технического комплекса по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов I и II классов опасности – ПТК «Камбарка». Вывод, сделанный экспертной комиссией ОЭЭ, в обобщенном виде означает следующее: проектная документация, материалы оценки воздействия комплекса на окружающую среду соответствуют действующему экологическому законодательству и нормативно-технической документации, объект можно построить и разместить в Камбарском районе Удмуртии.

«Таким образом, было вынесено решение, заложившее первый камень в создание плацдарма для реализации сценария экологического бедствия в нашем регионе, подобного свалке московских отходов в поселке Шиес Архангельской области, размещение которой было остановлено лишь в связи с массовыми протестами общественности, переросшими в открытое противостояние граждан и силовых структур», - считает кандидат химических наук, эксперт научно-технической сферы Алексей Трубачев.

– Алексей Владиславович, как была организована общественная экспертиза ПТК в Камбарке?

– История организации экспертизы такова. В июне с заявлением о регистрации проведения общественной экологической экспертизы по ПТК «Камбарка» в администрацию Камбарского района обратилась УРОО «Союз научных и инженерных общественных отделений» (СНИОО УР). Заявление было зарегистрировано, создана экспертная комиссия, которая приступила к первому этапу работы – направлению запросов заказчику (Федеральному экологическому оператору-ФЭО, бывшему РосРАО госкорпорации «Росатом») на предоставление необходимых материалов проектной документации для их экспертной оценки.

На этом этапе работа общественной экологической экспертизы от СНИОО УР и закончилась: она почему-то не понравилась определенным «заинтересованным лицам» и, используя известный прием – применение административного ресурса – было зарегистрировано уведомление об отказе в проведении данной ОЭЭ, но принято к регистрации заявление от другой организации – Удмуртской Ассоциации переработчиков отходов с экспертной комиссией в составе 10 человек под председательством Е. Белокрыловой, заведующей кафедрой экологического, природоресурсного и трудового права УдГУ. Мне было предложено принять участие в работе комиссии, в ее состав вошли, в основном, представители УдГУ.

Экспертная комиссия работала с проектной документацией ПТК и материалами оценки его воздействия на окружающую среду более месяца. К сожалению, работу комиссии нельзя характеризовать как соответствующую нормам экспертной деятельности и законодательству в области экологической экспертизы. В соответствии с действующим законодательством экспертная комиссия ОЭЭ имеет право знакомиться с проектной документацией заказчика, запрашивать у него в случае необходимости дополнительные документы и материалы и выдавать заключение. Административный регламент Росприроднадзора по организации и проведению экологической экспертизы не предусматривает иных процедур в ходе проведения экспертизы, как то направление экспертами предварительных замечаний и предложений с целью корректировки материалов проектной документации, обсуждение указанных замечаний и внесенных на их основании изменений в проектную документацию совместно с заказчиком. Такие процедуры приемлемы только на стадии общественных обсуждений.

В период же проведения ОЭЭ, организованной УАОО, заказчику в предварительном порядке направлялись вопросы, замечания и предложения экспертов по содержательной части проектной документации, было организовано их обсуждение в формате видеоконференции с участием представителей заказчика и экспертов ОЭЭ, по итогам этих мероприятий материалы документации корректировались заказчиком и вновь направлялись в экспертную комиссию, в связи с чем дважды продлевались сроки окончания ОЭЭ, что ставило работу экспертов в зависимость от заказчика.

– То есть комиссия в определенный момент превратилась в консультирующий, а не экспертный орган?

– Именно так, что противоречило закону «Об экологической экспертизе» в части независимости экспертов при осуществлении ими своих полномочий в области экологической экспертизы. C другой стороны, согласно закону, экспертом государственной, а также общественной экологической экспертизы не может быть представитель юридического лица, состоящего в договорных отношениях с заказчиком проектной документации (в данном случае с ФЭО). В экспертной комиссии ОЭЭ, созданной Удмуртской ассоциацией переработчиков отходов, 6 экспертов являются сотрудниками организаций, состоящих с ФЭО в договорных отношениях.

Результатом такой работы экспертной комиссии, как и следовало ожидать, стало положительное заключение с одобрением предстоящего строительства в Камбарке объекта по работе с чрезвычайно- и высокоопасными отходами.

Два члена комиссии (Р. Нечаев и А. Трубачев) не согласились с ее выводами и сформулировали особое мнение, в котором на основе всестороннего анализа инженерно-строительных, технических, технологических, аналитических решений, экологических и медицинских мероприятий по обеспечению безопасности воздействия объекта на природно-экологический баланс и здоровье человека, произведенных расчетов и обширного фактологического материала показали, что проектируемый объект станет источником негативного воздействия на окружающую среду и здоровье населения, приведет к гарантированному ухудшению экологической ситуации в регионе.

– Какие выводы вы привели в своем особом мнении?

– Обобщающие выводы следующие:

- декларируемые в проектной документации цели по строительству ПТК «Камбарка» как необходимого предприятия для обработки, утилизации и обезвреживания отходов I и II класса опасности мощностью 50 000 тонн в год не соответствуют действительности;

- обоснования отказа от «нулевого варианта» и альтернативных вариантов размещения ПТК «Камбарка», приводимые в проектной документации, не отражают реальных возможностей, не являются достаточными, ущемляют конституционные права граждан на благоприятную окружающую среду и не могут быть положены в основу такого отказа;

- материалы, характеризующие технологию термической демеркуризации ртутьсодержащих отходов, свидетельствуют о низкой эффективности применения на ПТК «Камбарка» шведской установки «MRT SYSTEMS», при этом отсутствуют основания для организации «дополнительной» переработки РСО на ПТК в условиях недозагрузки большинства действующих российских предприятий-переработчиков РСО и снижения объемов потребления ртути. В связи с этим, а также с учетом невозможности полного исключения попадания ртути в окружающую среду при реализации всего цикла термической демеркуризации РСО, ее организация на ПТК «Камбарка» не имеет оснований и несет угрозу дополнительного загрязнения окружающей среды высокотоксичной ртутью;

- технологические решения, характеризующие физико-химическую обработку и утилизацию жидких неорганических отходов I и II классов опасности, свидетельствуют о возможности нанесения непрогнозируемого ущерба водному бассейну рек Кама и Волга, не имеют положительного заключения Государственной экологической экспертизы на новую технику и технологию, а также документально подтвержденных сертификатов соответствия требованиям промышленной безопасности на используемое оборудование, в связи с чем они не могут быть приняты к реализации;

- материалы, характеризующие технологию термического обезвреживания отходов I и II классов опасности, свидетельствуют об опасности сверхнормативного загрязнения окружающей среды суперэкотоксикантами, содержащимися в продуктах сгорания отходов. Эффективность очистки отходящих газов от загрязняющих веществ на установке термического обезвреживания и гарантированные показатели их концентраций после очистки приняты без документированных обоснований;

- материалы ОВОС и мероприятия по охране окружающей среды по целому ряду разделов не соответствуют действующим нормативным документам в области охраны окружающей среды, содержат необоснованные выводы и утверждения, подготовлены без учета реальных уровней существования и воздействия на окружающую среду загрязняющих веществ, экологических и технологических рисков, в связи с чем не могут быть положены в основу принятия положительного заключения общественной экологической экспертизы.

– Комиссия, тем не менее, стоит на своем, считая ПТК в Камбарке безопасным?

– Многочисленные выступления и интервью директора Удмуртской ассоциации переработчиков отходов С. Пермякова вызывают недоумение. В них замалчиваются очевидные факты нарушения законодательства в части организации и регламента проведения ОЭЭ, о которых говорилось выше, а также заявляется о том, что в особом мнении двух членов экспертной комиссии выражено несогласие лишь с некоторыми пунктами проектной документации и ни одно из замечаний экспертов не касается экологической составляющей.

Во-первых, особое мнение эксперта – это несогласие с положительным заключением экспертизы о допустимости реализации намечаемой хозяйственной деятельности, а не с отдельными пунктами проектной документации. Во-вторых, приведенные выше выводы никак не могут не касаться экологической составляющей данной хозяйственной деятельности. Такой подход руководителя организации, инициировавшей проведение общественной экологической экспертизы, к ее итогам является, мягко говоря, необъективным.

– Насколько известно, экспертной комиссии так и не предоставили часть документации…

– Это действительно так, в нарушение закона «Об экологической экспертизе» заказчик не представил для ознакомления экспертной комиссии материалы раздела 11 проектной документации «Смета на строительство объектов капитального строительства» в части сметной стоимости проектирования и строительства ПТК «Камбарка» за счет бюджетных ассигнований, что не позволило дать оценку достаточности материального обеспечения мероприятий, предотвращающих (минимизирующих) негативные воздействия ПТК «Камбарка» на окружающую среду.

Мне, как члену экспертной комиссии общественной экологической экспертизы, организованной Кировской региональной некоммерческой общественной организацией «Союз за химическую безопасность», удалось познакомиться с локальными сметами на строительство, приобретение технологического и контрольно-аналитического оборудования для ПТК «Марадыковский».

ПТК «Камбарка» и ПТК «Марадыковский» практически идентичны по совокупности технологическим решений и используемого оборудования. Анализ смет показал, что из 4,3 млрд рублей бюджетных вложений лишь 1,1 млрд предназначено на указанные выше цели, при этом в представленных материалах не расшифровывается сумма в 304 млн рублей, предназначенная для обеспечения технологических решений по корпусу термического обезвреживания с установкой УТО – наиболее опасной для окружающей среды. Изучение сметы на приобретение контрольно-аналитического оборудования показало отсутствие позиций финансовых затрат на закупку аналитических комплексов для определения содержания в выбросах предприятия и объектах окружающей среды суперэкотоксикантов – диоксинов. Всё это вызывает большую настороженность в отношении действительных намерений заказчика – ФЭО по реальному обеспечению безопасности функционирования объекта.

Заключение общественной экологической экспертизы от Удмуртской Ассоциации переработчиков отходов показало, что в районе строительства ПТК «Камбарка» нет объектов культурного наследия, отсутствуют вымирающие виды краснокнижных представителей флоры и фауны. Но здесь живут люди, наши сограждане, которым подписывается вердикт обречения на соседство с объектом, несущим реальную угрозу природе и здоровью человека. Мы обязаны не допустить этого и должны сказать решительное «нет» планам строительства «завода смерти» в Камбарке.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter