Директора ижевской школы довели до мобилизации

17 ноября 09:24
Фото: архив Владимира Ульянова
Директор успешной ижевской школы № 31 Владимир Ульянов написал заявление на добровольную мобилизацию для участия в СВО, потому что вот уже шесть лет городские чиновники не дают ему нормально работать, выдвигая необоснованные обвинения. Об этом он рассказал Udm-Info.

«Как ты будешь выживать, я не знаю»

Владимира Ульянова назначили директором школы №31 в 2004 году. Ему досталась школа 1973 года постройки. «Деревянные двери, готовые вывалиться из петель, окна, которые не открывались, с потолка, как сопли, свисали провода, протекала крыша», такой предстала школа перед новым директором. Начальник управления образования (тогда Александр Копинов) сразу предупредил молодого директора, что школу надо поставить на капремонт, но денег нет. «Как ты будешь выживать, не знаю», - напутствовал начальник.

Надо было самому решать все проблемы.

Своя столовая

Владимир Ульянов подошел к вопросу революционно: он решил сам заняться организацией школьного питания, не имея при этом ни одной ставки от учредителя (Управления образования Ижевска).

 «Когда арендатор выехал из столовой, то ничего в ней не оставил: ни ложки, ни вилки, из оборудования только холодильный шкаф и мармит, старые столы и скамейки. Просто запустение», - рассказывает директор.

Кроме того, школа начала предлагать всевозможные платные образовательные услуги: подготовка к поступлению в 1-й класс и к экзаменам, физическое развитие детей (танцы, единоборства).

Первое, что сделали на появившиеся средства, - заменили все двери. Причем сразу на стеклянные. «На меня посмотрели как на немного сумасшедшего: стеклянные двери в школе?»

В конце 2012 года Ульянов  провел тендер на один миллион рублей, и в школе за три недели заменили все окна. Примечательно, что в кабинете директора поставили в последнюю очередь. Это была первая школа в республике, которая «сама себе поставила окна».

Также установили подвесные потолки, светильники, купили диванчики в фойе и на этажи, обзавелись компьютерами и оргтехникой. Стало красиво и уютно. Появились свободные внебюджетные средства.

На это ушло почти 10 лет.

Невыгодные предложения

Как рассказывает Ульянов, ему стали поступать предложения возглавить школы №№ 59 и 47, присоединив их к 31-й: «Мне настойчиво предлагали за счет родителей учеников школы №31 развивать школы №№59 и 47».

Он отказывался. А также - стать директором другой школы, а эту оставить кому-то. Но он «у себя в школе еще не все сделал, на улицу еще не выходил».

Сейчас у школы красуется новая хоккейная коробка, дорожка выложена брусчаткой.

В 2014 году Ульянов ушел из централизованной бухгалтерии Управления образования и завел в школе свою бухгалтерию.

«Мой внебюджет был больше, чем бюджет всего Ленинского района Ижевска», - отмечает Ульянов.

По закону об образовании учреждение имеет право самостоятельно использовать доход от своей иной деятельности, что и делала школа 31, видимо, кому-то это не нравилось.

Проверки

В 2016 году нагрянула внеплановая проверка, которую Ульянов связывает со своими отказами стать директором школ №№ 59 и 47.

Проверка Управления финансов администрации Ижевска нашла нарушения на 5 млн рублей. 

«Непонятно, как они считали. Никто на наши вопросы не отвечал. На их акт проверки мы дали свой ответ, это не было воспринято. Проверка закончилась в ноябре, мы переписывались до 25 января 2017 года. Я заикнулся о том, что мы с ними будем судиться. Но не получилось, потому что 31 января к нам нагрянул ОБЭП и изъяли все документы, потом ФСБ», - говорит  директор.

По его словам, 15 февраля 2017 года его выдернули прямо с урока и увезли в отделение ФСБ на допрос, следом за ним - главного бухгалтера, двух замов в ОБЭП.

3 мая поздно вечером к нему домой пришли из  Следственного комитета и увезли на допрос, который длился до 4 часов утра следующего дня. Ему предложили признаться во взятке, или его задержат на 48 часов.

«Но я не брал никаких денег, я отказался от их предложения, и меня этапировали на Базисную. В это время в моей квартире был обыск. Что они пытались найти, я до сих пор не понимаю», - продолжает Ульянов.

Речи о нарушениях на пять миллионов больше не заводили.

Параллельно было организовано и разрабатывалось другое дело.

Ищите женщину

Дело Ульянова строится на показаниях одной женщины, бывшей сотрудницы школы, которой он дважды оказал материальную помощь из внебюджетных средств.

В 2005 году, когда он сам занялся организацией питания в школе, то по рекомендации принял в столовую заведующую производством.

«Она у меня проработала 9 лет. В 2014 году в школе появилась бухгалтерия, главбух потребовала от нее необходимую отчетность по продуктам питания, а она отказалась ее делать и уволилась по собственному желанию. Она уже была на пенсии», - рассказывает Ульянов.

Спустя полгода женщина обратилась за материальной помощью. На основании ее заявления и ходатайства коллектива директор издал приказ. В конце 2015 года он помог ей получить звание заслуженного работника торговли УР и под это звание еще раз выписал материальную помощь. Вот на этих двух эпизодах и построено все обвинение. Обвинение заявляет, что обе матпомощи выписаны незаконно, и что «заведующая обратно деньги выдавала».

В ходе своих судебных заседаний Ульянов узнал, что на нее еще в начале 2000-х было заведено уголовное дело, которое впоследствии закрыли.

«Верните нам директора»

Спустя два дня после задержания Ульянова, 5 мая 2017 года, состоялся суд по мере пресечения.

«Судья не хотела отправлять меня под домашний арест. Она вышла принимать решение. Вслед за ней в коридор выходят прокурор и следователь, и в два голоса начинают уговаривают, чтобы она меня отправила под домашний арест. Я слышал, и все были свидетелями, как они ей это внушали. Я еще подумал: "Кто тут решает?"» - вспоминает Ульянов.

До конца июня 2017 года его отправили под домашний арест. Он попытался обжаловать решение в Верховном суде УР, его оставили в силе.

Лишь в конце августа Первомайский районный суд освободил его из-под домашнего ареста. Этому поспособствовали акции протеста у администрации Ижевска, на которые вышли учителя и родители. Благодаря им выходили информационные выпуски на ГТРК о ситуации в школе. На пикетах учителя и родители стояли с плакатами: «Без директора мы не выйдем на работу 1 сентября», «Верните нам директора!»

Владимир Петрович вернулся в школу, несмотря на то, что шли следственные мероприятия.

Дело передали в суд в декабре 2017 года. В мае 2018-го Первомайский районный суд признал Ульянова виновным по ч. 3 ст. 160 УК РФ и приговорил к штрафу в 120 тысяч рублей, без права занимать руководящие должности в течение трех лет. Ульянов подал на апелляцию, и Верховный суд Удмуртии отправил дело на дорасследование.

На заседаниях суда от родительской общественности присутствовал Дмитрий Выдрин, он оценивает происходящее как полный беспредел:

«Во-первых, женщина судимая. Во-вторых, она путалась в своих показаниях, отказывалась от своих показаний, что протоколировалось на всех судах. Тем не менее, суд на основании ее слов решил наказать Ульянова штрафом. Немаловажный факт, когда мне дали возможность задать ей вопросы, она заявила: "Что вы ко мне все пристали? Когда меня привезли в ФСБ, мне сказали, что говорить и писать, я так и сделала". Это было сказано при судье, при прокуроре, при двух адвокатах, при Ульянове, при мне. И когда я попросил ее дать объяснение: "Вы что хотите сказать, что вас заставили оговорить человека?", прокурор и судья подпрыгнули на своих местах и заявили, что мои вопросы не касаются дела. Это полный беспредел!»

«Они в столовую не зайдут»

17 сентября 2018 года учредитель издал приказ об увольнении директора школы 31 - он не пустил в столовую компанию из Екатеринбурга, которая хотела захватить все школьные столовые Ижевска. Ульянов не понимает, зачем отдавать кому-то то, что приносит доход.

«В школу приехали начальница управления образования Светлана Петрова и заместитель главы города Дмитрий Чистяков. Я сказал: "Вы заходите, а они в столовую не зайдут". Чистяков ответил: "Вы сделали свой выбор" и приказал Петровой меня уволить», - вспоминает Ульянов.

Чтобы не быть уволенным, он ушел на больничный.

Родители снова вышли на пикет, теперь уже против аутсорсинга школьных столовых.

С больничного он вышел 19 мая 2019 года. В ноябре этого года счетная палата администрации Ижевска начала плановую проверку финансовой деятельности школы. 23 февраля 2020 года школу ознакомили с актом проверки. Ульянов проконсультировался с юристом, который нашел в акте серьезную ошибку.

Возникает прецедент на всю Россию, школа подает иск в Арбитражный суд на городскую администрацию, и если суд состоится, то выиграет это дело. Ульянова снова навещает Чистяков, он просит забрать заявление.

Владимир Петрович его забрал, чтобы показать, что вменяем и прислушивается к просьбам.

«Я тут вообще не вижу никакого дела»

Все это время уголовное дело о присвоении находилось на дорасследовании.

В начале сентября 2020 года начальник Следственного комитета по Первомайскому району предложил Ульянову написать заявление, по которому дело переквалифицируют по другой статье, «по ней срок давности уже прошел и дело закроют». Только это не является реабилитирующим основанием и продолжение работы очень туманно (переквалификацию ему предлагали и раньше). Он отказался и получил ответ, что «они доведут до суда и у меня будет судимость».

В январе 2021 года Первомайский районный суд во второй раз рассмотрел дело. Примечательно, что в судебном заседании судья Тагиров сказал:

«Я тут вообще не вижу никакого дела. С такими доказательствами я могу только вернуть дело на дорасследование».

Обвинение потребовало вернуть дело в Первомайский районный суд и рассмотреть его другим составом суда.

Новая судья М. Ю. Дементьева и представитель прокуратуры Л.Ш. Ибрагимова не позволяли задавать вопросы свидетелю, повторно не обеспечили его явку в суд, который длился почти полтора года.

9 августа 2022 года вынесли приговор: виновен, штраф 100 тысяч рублей.

Владимир Петрович подает на апелляцию.

Между тем новый начальник Управления образования Ижевска, Наталья Гвоздкова, уже интересовалась, не нашел ли новую работу Ульянов.

В начале ноября он написал заявление на добровольную мобилизацию.

«Я смотрю таким образом: руководитель должен быть впереди, понимать ситуацию изнутри, показывать пример. А второе: мне надоело на все это смотреть. Я доказываю, что я прав, делаю выкладку из федеральных законов, из локальных актов школы, а меня упорно не слышат. Они ни разу за эти шесть лет не объяснили мне аргументировано, в чем я не прав. Они просто говорят: "Не прав, приказ о матпомощи незаконный на основании постановления городской администрации №977 от 2013 года "Об утверждении Положения об оплате труда работников бюджетных, казенных образовательных организаций ". А причем тут постановление Ижевска и средства школы?»

Ульянов надеялся на законное решение, но 15 ноября Верховный суд оставил решение суда первой инстанции в силе: виновен, штраф 100 тысяч рублей. Он, конечно, напишет жалобу в кассационный суд, но решение Верховного суда вступает в силу уже через 10 дней. С судимостью он работать в школе не сможет. На следующей неделе уходит на Украину по контракту. Обещал вернуться через 4 месяца. Он пока не знает, в какой род войск его определят. Это будет ясно, когда он доберется до части.

Самая битая часть образования

В августе 2022 года в НКО УРА «Родительская забота» обратилось родительское сообщество школы №31 с просьбой о защите директора Владимира Ульянова, обвиняемого по ст. 160 УК РФ. Родители считают, что его обвиняют по надуманным основаниям. Организация провела экспертизу, изучила претензии сторон, причины конфликта, в том числе документы судопроизводства Ульянова и выявила, что произошедшее с директором школы 31 не случайно и есть причины, по которым именно он «вызвал на себя огонь» администрации Ижевска и управления образования. По мнению руководителя «Родительской заботы» Нафисы Веретенниковой, в подобных случаях многие просто уходят с работы или подписывают то, что предложено. Ульянов продолжает вести разумную социально-экономическую, хозяйственную деятельность (с согласования с собственником!) в интересах школы, жизни и здоровья детей. Он способен принимать самостоятельные ответственные решения по развитию школы, при этом используя в основном внебюджетные средства.

Она считает, что сейчас весь директорский корпус образования – это самая битая часть после детей, оказавшаяся под молотом собственников образования. Необходимо прекратить это давление.