Posted 9 января 12:50

Published 9 января 12:50

Modified 9 января 13:13

Updated 9 января 13:13

«Завод смерти» в Камбарке будет секретным

9 января 2023, 12:50
Фото: Дмитрий Чернов
Комплекс по переработке отходов I-II классов опасности будет построен в Камбарке не позднее 15 июня 2024 года. Таковы условия госконтракта, который на аукционе достался АО «Концерн Титан-2». Стоимость проекта 11,3 млрд рублей. Подробности его реализации, согласно госконтракту, являются тайной.

В конце декабря между заказчиком, государственной корпорацией «Росатом», и поставщиком было подписано дополнительное соглашение, уточняющее порядок расчетов по договору. Проект предусматривает перепрофилирование бывшего завода по уничтожению химического оружия. Будущий комплекс в Камбарке станет заниматься переработкой наиболее опасных отходов, которые возникают в результате деятельности промышленных предприятий Удмуртии, а также заводов из других регионов, удобно расположенных с точки зрения логистики.

Жизнь после люизита

Речь идет об отходах химического и нефтехимического производств, батарейках, источниках бесперебойного питания, аккумуляторах, люминесцентных лампах, термометрах и отработанных растворах кислот и щелочей. Проектная мощность комплекса должна составить около 50 тысяч тонн отходов в год. Первоначально предельная стоимость строительства объекта оценивалась в 5,1 млрд рублей, но пока готовился аукцион, цена выросла более чем вдвое. Средства предполагается направить на реконструкцию и строительство производственных зданий, сооружений, инфраструктуры и благоустройство территории.

АО «Концерн Титан-2», которое будет строить новый объект, это крупный российский строительный холдинг, сооружающий объекты атомной и тепловой энергетики, нефтегазовой и химической промышленности. Его штаб-квартира, согласно данным информационной системы «СПАРК-Интерфакс»,  расположена в городе Сосновый Бор Ленинградской области. Компания с годовой выручкой свыше 60 млрд рублей является аффилированной с «Росатомом», а руководит ей семья Нагинских: Григорий Нагинский является генеральным директором, а его дочь Елена – первым заместителем гендиректора предприятия.  

«Росатом», помимо строительства завода по утилизации отходов, также обещает реализовать в городе программу по социальному и экономическому развитию. Об этом сообщил первый заместитель гендиректора по развитию компании «РосРАО» (дочерняя компания «Росатома») Максим Корольков.

«По результатам заседания общественного совета «Росатома» было принято решение распространить на территории района программу по социальному и экономическому развитию. Подход будет отличаться от того, который был реализован, когда в Камбарке действовал объект по уничтожению химического оружия. На территории района могут появляться школы «Росатома». Организована поддержка талантливых детей, спортсменов, повышение квалификации учителей, включение их в образовательные программы «Росатома». Также будут реализовываться благотворительные программы, которые требуют индивидуального подхода в зависимости от особенностей региона», - рассказал Корольков.

Несмотря на все эти посулы, тема перепрофилирования завода по утилизации химического оружия вызвала в Камбарке большой резонанс. Несмотря на то, что по результатам формального общественного обсуждения местные жители, вроде бы, согласны с проектом, пользователи социальных сетей высказывают сомнения в безопасности объекта. А сам комплекс уже окрестили здесь «заводом смерти». Именно с тем, что в течение пяти лет в Камбарке перерабатывали химическое оружие люизит, местные жители связывают повышенный уровень онкологических заболеваний.

Люизит в Камбарку начали завозить на хранение в декабре 1941 года. Лишь спустя 65 лет – в 2006 году – в городе запустили объект по уничтожению химоружия. В итоге к марту 2009 года все 6349 тонн люизита были уничтожены. Еще два с половиной года ушло на переработку его отходов и реакционных масс. После этого власти Удмуртии искали инвесторов под перепрофилирование производственных площадей, и, наконец, нашли способ решить проблему. Однако как минимум 15 тысяч жителей города выступили против строительства объекта, подписав петицию, которую создала жительница Камбарки Надежда Кузьмина.

«В Удмуртской Республике планируется ввести в эксплуатацию производственный комплекс по переработке, утилизации и обезвреживанию отходов. В случае утечек этих отходов пострадает не только город Камбарка, но и все ближайшие районы Удмуртии, Башкирии, Татарстана, Пермского края и все, кто расположены ниже по течению реки Кама. Это экологическая катастрофа! Заболеваемость онкологией зашкаливает. Нет такой семьи, где бы онкология не унесла жизнь близких. Люди, не будьте равнодушны к данной ситуации, нужно решить эту проблему ради нас и наших потомков!», - говорится в петиции.

Местные жители – против!

По мнению эколога, кандидата химических наук Алексея Трубачева, положительное заключение, принятое экспертной комиссией ГЭЭ по проекту ПТК «Камбарка», как и положительные заключения по другим проектам ПТК на базе объектов УХО в Горном, Щучьем и Марадыково, удивительно похожи друг на друга по текстовому и смысловому формату. Тексты заключений представляют собой одинаковый свод переписанных абзацев проектной документации и материалов оценки воздействия на окружающую среду, с дословным повторением выводов их авторов без научно-обоснованного анализа и конкретных экспертных оценок проектных решений на соответствие экологическим требованиям.

В свою очередь, член Ассоциации юристов России Ия Боронина обеспокоена тем, что в Камбарке не будет соблюдаться безопасное расстояние, определяемое радиусом загрязнения воздуха. Она уверена, что утилизировать опасные отходы необходимо не в границах населенных пунктов.

«Ежегодный объем отходов 1-го класса опасности в Удмуртии составляет около 2 тонн, 2 класса опасности - 4125 тонн. Объект же рассчитан на 50 тысяч тонн ежегодно. Всего в стране планируют построить семь таких объектов. Но в России не образуется опасных отходов в таком количестве. Для чего такие мощности? Вывод напрашивается сам. Отходы будут ввозить из-за рубежа. Согласно Базельской конвенции «О контроле за трансграничной перевозкой опасных отходов и их удалением», ратифицированной в 1994 году, в нашу страну для утилизации могут ввозить отходы страны-участницы, а их порядка 190», - опасается Ия Боронина.

Ее поддержала и представитель партии «Зеленая альтернатива» Роза Ахмедшина. По ее мнению, пропагандистские штампы о практическом отсутствии переработки в России отходов I-II классов опасности разбиваются об официальные данные Росприроднадзора о том, что опасных отходов в России ежегодно перерабатывается больше, чем образуется.

«В Удмуртии нет и никогда не было такого количества опасных отходов, и мощность комплекса в Камбарке будет обеспечиваться исключительно за счет ввоза в нашу республику токсичных и канцерогенных отходов. Стоило мне представить, что за 20 лет к нам привезут миллион тонн отходов, и другого варианта, кроме как начать участвовать в работе Межрегионального координационного комитета «Нет заводам смерти!» уже не виделось», - рассказала Ахмедшина.

Летом 2019 года в Камбарке прошла серия митингов, участники которых требовали отмены постановления правительства России № 540, касающегося перепрофилирования объектов уничтожения химоружия в комплексы по утилизации отходов 1-2 классов опасности. Выступавшие предлагали рассмотреть в качестве мест для строительства таких комплексов малонаселенные территории страны и заявили об острой ситуации с онкологическими заболеваниями в Камбарке, связывая их с деятельностью объекта по уничтожению химоружия.

Стройка под грифом «секретно»

В правительстве Удмуртии, тем не менее, настаивают на скорейшей реализации проекта, и дают гарантии его безопасности. В пресс-службе главы и правительства республики, в ответ на протесты жителей Камбарки, заявили, что такие комплексы создаются с учетом самых жестких требований безопасности, гарантированно исключается попадание химических веществ в окружающую среду даже на уровне допустимых значений.

Для контроля будут задействованы уже существующие на объекте химико-аналитические лаборатории мониторинга окружающей среды, технологические лаборатории и лаборатории контроля безопасности производства. Также власти намерены создать общественную рабочую группу для наблюдения и оценки проводимых мероприятий, а также для контроля за соблюдением экологической безопасности при эксплуатации объекта.

«На сегодняшний момент мы рассматриваем этот проект с условием абсолютного и неукоснительного соблюдения всех экологических норм, поэтому за реализацию проекта взялась госкорпорация «Росатом». Мы знаем точно, что у нас будет создано более 200 новых рабочих мест»,— заявлял еще три года назад председатель правительства Удмуртии Ярослав Семенов.

В свою очередь, тогдашний министр сельского хозяйства, а ныне – вице-премьер республиканского правительства Ольга Абрамова накануне объявления аукциона на строительство объекта в Камбарке выразила уверенность в том, что завод не повлияет на качество производимого в Удмуртии молока.

«Я сама родом из Сарапульского района. До Камбарского района нас отделяет километров 60. Я заинтересованный человек. Это сложная тема. Я как непрофессионал в этой теме, взвешенных решений не скажу. Но в Европе, в Беларуси есть практика строительства подобных объектов. Там отношение к строительству подобных объектов вблизи городов и поселков другое. Они считают это интересным для жителей», — рассказала Ольга Абрамова.

Пожалуй, только министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Удмуртии Денис Удалов год назад признал, что проблема накопления отходов I и II класса назрела давно.

«До недавнего времени централизованной системы по утилизации не существовало. До сих пор нет четкого понимания объемов образования таких отходов, как в целом в стране, так и в Удмуртии», - отчитался Удалов в ходе заседания профильной рабочей группы Совета Федерации по данному вопросу.

Между тем, строительство, согласно заключенному в прошлом году контракту, предполагается окружить жесткой завесой секретности. Договор между «Росатомом» и АО «Концерн Титан-2» предусматривает жесткие санкции за разглашение сведений, составляющих не только государственную тайну, но и за утечку коммерческих либо служебных секретов. Почти вся документация, касающаяся выполнения работ, скорее всего, будет иметь гриф «для служебного пользования».

«Стороны обязуются не разглашать сведения, относящиеся к предмету настоящего контракта, ходу его исполнения и полученным результатам. Указанные сведения предназначаются исключительно для сторон и не могут быть переданы третьим лицам без предварительного письменного согласия сторон», - гласит пункт 26.4 госконтракта.

Ни Ярослав Семенов, ни Ольга Абрамова, ни все правительство нашей республики, вместе взятое, сторонами по данному госконтракту не являются. Располагать полной информацией об объекте, который в Камбарке считают очень опасным, будет только руководство «Росатома» и семья Нагинских.

Неужели им есть что скрывать не только от жителей, но и от властей Удмуртии?