Институт губернаторства на распутье: быть или не быть?

Институт губернаторства на распутье: быть или не быть?

14 мая 2019, 10:46ПолитикаPhoto: PxHere
«Новые Известия» попытались выяснить, каковы в таких условиях перспективы и губернаторских судеб, и судьбы института губернаторства в России в целом.

Работа губернаторов в России специфична. Глава региона – высокая и престижная должность, лишенная реальных полномочий и средств для их реализации. Сегодня губернаторы становятся номинальными фигурами, почти как император в Японии, да и процедура выборов без выбора не добавляет им веса в глазах общественности.

После того, как был подписан президентский указ о введении 15 новых критериев оценки эффективности губернаторов, к экстремальным тренингам и вероятности в любой момент быть арестованным, добавилась еще необходимость – губернаторы должны обеспечивать высокий уровень доверия федеральной власти, и ряд других требований.

«Новые Известия» попытались выяснить, каковы в таких условиях перспективы и губернаторских судеб, и судьбы института губернаторства в России в целом.

Сценарий №1

Губернаторское кресло – лифт на федеральный уровень

Сегодня губернаторство стало эффективной и очень жесткой школой выживания, на пути к заветной цели главы регионов имеют возможность многому научиться. Получилось не попасть за решетку в предложенных условиях – молодец, годен. Другой вариант - прыгнуть в теплые объятия бизнес-структур и госкорпораций с их денежными потоками. Но недавнее исследование фонда «Петербургская политика» показало, что лишь чуть более 10% региональных руководителей после сложения своих полномочий успешно продолжают карьеру и идут на повышение на федеральном уровне. Из 100 губернаторов, ушедших в отставку с 2011 года, только 13 прочно обосновались в Москве.

Впрочем, как отмечают эксперты, у губернаторов не так много вариантов дальнейшего карьерного роста.

«Первый путь – это сенаторское кресло. Обычно сенаторами становятся губернаторы старшего поколения, которым нужна спокойная жизнь. Следующий вариант – это большой бизнес или госкорпорации. Все это происходит в случае, если губернатор «не наделал глупостей» и находится на хорошем счету у федерального центра. Третий путь – это, увы, тюрьма, что не редкость в последнее время», считает директор Центра политической конъюнктуры Алексей Мухин.

ТОП-10 экс-губернаторов, сделавших карьеру на федеральном уровне:

Валентина Матвиенко

С должности губернатора Санкт-Петербурга (2003-2011) – в спикеры Совета Федерации

Сергей Шойгу

Из кресла губернатора Московской области (2012) – в кресло министра обороны

Алексей Гордеев

Из губернатора Воронежской области (2009-2017) - стал вице-премьером

Евгений Зиничев

Из губернатора Калининградской области (2016) – в кресло замдиректора ФСБ, а затем - главы МЧС

Михаил Мень

Из губернатора Ивановской области (2005- 2013) – в министра строительства РФ (до 2018)

Дмитрий Кобылкин

После губернаторства в ЯНАО (2010- 2018) был назначен министром природных ресурсов и экологии

Александр Козлов

Из губернатора Амурской области (2015-2018) – в министра по делам Дальнего Востока и Арктики

Сергей Дарькин

Из губернатора Приморья (2001-2012) - стал замминистра регионального развития. С госслужбы ушёл после упразднения министерства в 2014 г.

Олег Бетин

После руководства Тамбовской областью (1999-2015) ушёл в замминистры строительства и ЖКХ РФ.

Магомедсалам Магомедов

Из главы Дагестана (2010-2013) – в замруководители Администрации президента

Дмитрий Мезенцев

Был губернатором Иркутской области (2009 - 2012), затем сенатором, а теперь назначен послом РФ в Беларуси

Самые известные губернаторы-сенаторы:

Андрей Турчак

(Псковская область, 2009-2017)

Дмитрий Мезенцев

(Иркутская область, 2009-2012) - ныне посол РФ

Александр Карлин

(Алтайский край, 2005-2018)

Бизнес и госкорпорации, приютившие экс-губернаторов:

Уход экс-губернаторов в бизнес-структуры или в управление госкорпорациями – самое массовое явление.

Губернатор Самарской области Владимир Артяков (2007-2012)

После отставки сначала стал замом главы «Ростехнологий», в 2013-м - председателем совета директоров сразу нескольких компаний - Объединённой двигателестроительной корпорации, ОПК «Оборонпром», ОАО «Вертолёты России». Годом позже занял должность первого зама гендиректора «Ростеха».

Губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко (2011 – 2018)

Стал председателем совета директоров Объединенной судостроительной корпорации. Вообще, РЖД приняла в свои ряды сразу несколько экс-губернаторов:

Губернатор Свердловской области Александр Мишарин (2009-2012)

Занял место Первого заместителя генерального директора ОАО «РЖД» по развитию скоростного и высокоскоростного движения.

Глава республики Хакасия Виктор Зимин (2009-2018)

Ушёл на пост заместителя генерального директора ОАО «РЖД».

Не так уж и много историй успеха для того, чтобы считать губернаторство важной ступенью в карьерном росте. Очевидно, есть какая-то иная цель…

Сценарий №2

Губернаторство – печальный символ зарождения новой системы управления

Photo:1MediaInvest

Основы сегодняшнего положения глав регионов были заложены еще во время проведения реформы Алексеем Кудриным в 2004 – 2005 годах. У регионов забирали денежные потоки, направляя их в столицу. У регионов забрали НДС, природоресурсные налоги, а фискальная нагрузка на сырьевой сектор была перенесена с налогов на экспортные пошлины, которые также идут в федеральный бюджет. Планомерное ослабление губернаторов планомерно идёт уже полтора десятка лет.

Но если у глав регионов фактически нет ни рычагов управления, ни средств для проведения самостоятельной политики, зачем они вообще нужны?

«Применяется советский принцип вертикализации. Территории должны быть послушные, подотчётные, подконтрольные, должны зависеть от центра. Они не должны быть слишком богатыми, потому что богатые делаются наглыми и самостоятельными. Этого допускать нельзя», - считает независимый политолог Дмитрий Орешкин.

Можно предположить, что ослабление возможностей губернаторов – это только первый этап. Очередным станет ликвидация института губернаторства. Эта реформа может пройти тихо и спокойно, поскольку бесполезность губернаторов и так видна. Если на их месте будут какие-нибудь «регион-менеджеры», владеющие онлайн-технологиями прямого управления, будет работать сама система управления, подобная какой-нибудь большой компании с прямым подчинением. Руководители регионов больше не будут руководителями в полном смысле этого слова, они превратятся в рядовых исполнителей и трансляторов воли правительства.

Но есть один нюанс: вряд ли местные элиты из числа руководства крупных предприятий согласятся терять своё влияние...

Сценарий №3

Губернаторство – «инкубатор» будущих преемников

Photo:1MediaInvest

Если в ком и нуждается нестабильная власть, то в верных ей людях. Губернаторство в этой связи может стать кузницей будущих элит, которые, впрочем, заранее приучены быть верными, но безвольными.

«В любой ситуации политической человек старается понравится тем, кто его делегирует во власть. Если это выборы, то он старается понравиться избирателям, а если это кремлёвское назначение, то он старается понравиться кремлёвским клеркам или самому главному лицу. Если они перед кем-то отчитываются, они отчитываются перед Кремлём, значит они должны создать у Кремля хорошее впечатление», - считает независимый политолог Дмитрий Орешкин.

Политолог Аббас Галлямов отмечает, что в США, например, «политик сам принимает решение, хочет он идти на выборы, или нет. У нас же в подавляющем большинстве случаев за него решает начальство».

В условиях, когда, согласно данным ВЦИОМ, неодобрение действий правительства достигает 47%, чтобы удержаться у власти, нужно на кого-то опираться. И опора на губернаторов – вполне естественный выбор. Именно поэтому самый главный из 15 путинских показателей оценки работы – это уровень поддержки власти населением. К тому же, нынешние губернаторы не претендуют на лавры предводителя всей страны.

Власть в руках конкретных людей не вечна, но долгоиграющей может быть система, удерживающая эту власть. Необходимо наладить преемственность, то есть, передавать власть таким же безвольным, но преданным людям.

Правда, некоторые эксперты полагают, что все же кадровый резерв в виде губернаторов носит, что называется, «органический характер».

Photo:1MediaInvest

«С точки зрения транзита власти в нынешней ситуации губернаторы обладают уникальной компетенцией. Это избираемость, опыт публичных кампаний и участия в технологически сложных выборных процессах. Ну и вовсе на вес золота- те губернаторы, которые были избраны после проведения пенсионной реформы, в условиях падения рейтинга власти. Это штучный товар с высокой возможностью позиционирования.

Для того, чтобы тянуть экономику, нужны адекватные специалисты. Для того, чтобы их найти, есть три главных «резервуара». Это федеральные чиновники из профильных министерств, госкомпании, «силовики», а также метод перемещения сильных губернаторов из своего региона в иной, депрессивный», - считает политолог Дмитрий Абзалов.

«Глава региона – это высшее должностное лицо. За редким исключением – это общемировая практика, что человек приобретает опыт в регионе, а затем реализует его на уровне общегосударственном. Управление регионом (учитывая, что в России некоторые области поболее иных стран) – это серьезные компетенции и управленческие навыки. Однако все равно, каждый региональный руководитель — это человек со своими способностями, харизмой и умениями. И его федеральная карьера упирается именно в личные качества, прежде всего», - таково мнение политолога Алексея Мартынова.

«С точки зрения транзита власти в нынешней ситуации губернаторы обладают уникальной компетенцией. Это избираемость, опыт публичных кампаний и участия в технологически сложных выборных процессах. Ну и вовсе на вес золота- те губернаторы, которые были избраны после проведения пенсионной реформы, в условиях падения рейтинга власти. Это штучный товар с высокой возможностью позиционирования.

Для того, чтобы тянуть экономику, нужны адекватные специалисты. Для того, чтобы их найти, есть три главных «резервуара». Это федеральные чиновники из профильных министерств, госкомпании, «силовики», а также метод перемещения сильных губернаторов из своего региона в иной, депрессивный», - полагает политолог Дмитрий Абзалов.

При этом Кремль, возможно, уже присматривается к федеральным чиновникам как к вероятным преемникам-2024. Ведь, если их будет много (например, 20 потенциальных претендентов), будет проще сохранить интригу. Уже даже называют потенциальных сменщиков Владимира Путина и из числа региональных руководителей. Чаще всего звучат имена Сергея Собянина (Москва) и Алексея Дюмина (Тульская область). Но, поскольку, официальных подтверждений не было, к каждой версии необходимо подходить с определённой долей скепсиса.

«Никто, кроме самого Путина на знает, рассматривает ли он кого-то из нынешних губернаторов в качестве преемника или нет. Поэтому это может оказаться и правдой, и неправдой. Можно сказать одно: Путин считает, что главная задача политика - быть непредсказуемым. Поэтому он постарается всех удивить», - считает политолог Аббас Галлямов.

Итак, первое предположение, как выяснилось, можно отсекать сразу: статистика не врёт, и люди, претендующие на пост губернатора, прекрасно понимают свои далеко не блестящие перспективы и шансы на взлёт по карьерной лестнице за счёт своих талантов. А вот остальные сценарии развития ситуации исключать не приходится. Вместе они несовместимы: реализация одного варианта автоматически исключает второй. Вероятно, упор будет сделан на создание «кадрового резерва» элит. Но, если этот вариант не сработает (может не смогут реализовать, а может и не захотят), тогда институт губернаторов будет уничтожен полностью.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter