Udm-Info
«Скорая помощь превращается в перевозку»
1 июня, 09:53
Надежда Филинова
«Скорая помощь превращается в перевозку»
Фото: Медиахолдинг1Mi
Представьте, вы живете в глубинке Удмуртии. У вас инфаркт. Вам вызывают скорую, а на ней приезжает один фельдшер. Сами фельдшеры говорят: «Этого пугаться не надо - помощь все равно окажут, но с врачом было бы лучше».

«Когда приезжаешь по вызову, нас часто спрашивают: "Вы врач?" - "Нет. Скажите "спасибо", что фельдшер приехал"». О проблемах скорой помощи в городе Глазове корреспонденту Udm-Info рассказала фельдшер Татьяна Лыходид, проработавшая на глазовской скорой 23 года.

Бабушка устроила

До Глазова Татьяна Лыходид в течение 4 лет работала в реанимационном отделении городской больницы №4 города Орска.

«Я сама из Глазова. Мне захотелось вернуться. Моя бабушка 45 лет проработала участковым терапевтом в городской больнице №1 и смогла найти мне место на скорой помощи», - рассказывает Татьяна.

Татьяна Лыходид
Фото:Профсоюз «Действие»

Она вспоминает, что первое впечатление от новой работы было ошеломляющее. «Одно дело работать медсестрой в реанимации, другое – фельдшером на скорой. Во-первых, было очень интересно. В отделении работа была однообразной: мы работали на одних и тех же случаях. Здесь мы попадали на разные случаи, врачи были квалифицированные, многому нас учили, готовили нас к работе в одиночку, чтобы мы их могли заменить при случае».

Хотя такие случаи выпадали редко, на тот момент, в конце 90-х – начале 2000-х годов, по ее словам, на двух подстанциях глазовской скорой работало по три врача, то есть полный комплект. И по шесть достаточно оборудованных для того времени машин. В выходные дни была педиатрическая бригада с врачом-педиатром, которая выезжала к детям до 5 лет.

60% времени на ожидание вызова

С тех пор произошли перемены. Да, сейчас появились лучше оборудованные машины, но на них некому работать. «У нас не хватает специалистов. У нас нет врачей. Прежние ушли на пенсию, молодые не приходят. С 2017 года по разным причинам ушли 5 молодых врачей скорой помощи. Одна из последних ушла, потому что ей не предоставили жилья», - говорит глазовский фельдшер.

В 2019 году 25 сотрудников скорой помощи Глазова написали обращение министру здравоохранения Удмуртии, тогда Игорю Титову.

В нем, в частности, говорилось о том, что по нормативам на город Глазов и Глазовский район должно быть сформировано 11 бригад скорой помощи, при этом должна быть, как минимум, одна бригада специализированной медицинской помощи. Однако на деле в смену выходят лишь 2-3 врачебные общепрофильные бригады, 3-4 фельдшерских, а специализированных бригад нет вообще.

Была проведена проверка, которая показала, что средняя нагрузка выездов отделения скорой медицинской помощи не превышает 12,71 выездов в сутки, что составляет 40,09% рабочего времени, соответственно, коэффициент занятости (времени на выезде от общего времени) равен: 40% рабочего времени бригада на выезде и 60% рабочего времени - ожидание вызова. В период эпидемии количество выездов может возрастать до 15 в сутки. В среднем один раз в сутки осуществляется эвакуация пациента по медицинским показаниям в Ижевск в БУЗ УР «РҚДЦ МЗ УР» и другие организации согласно маршрутизации в установленном порядке и так далее.

Проверка подтвердила кадровый дефицит при формировании лишь одной выездной фельдшерской бригады скорой медицинской помощи в Глазове.

Не подтвердились сведения о недостаточном количестве выездных бригад «выходящих на линию в смену», о нарушении норматива времени прибытия на вызов, о нарушении системы маршрутизации пациентов.

Скорой нужна срочная помощь: медики Глазова продолжают борьбу за свои права

Поэтому ситуация на скорой помощи в Глазове за эти годы не могла измениться к лучшему, ведь и так всё по нормативу. Медики, писавшие обращение, не согласны с результатами проверки.

Одному не справиться

Вот внештатная ситуация - недавно в Глазове закрыли ковид-центр, его разделили на обсерватор и терапевтическое отделение. Вход в терапевтическое отделение без пандуса, и туда невозможно поднять каталку. «Там четыре крутые ступеньки, через которые один фельдшер каталку поднять не может, - говорит Татьяна, - водитель скорой, не имея права покидать машину, не всегда может оказать помощь фельдшеру, а медработники отделения - женщины. Раньше уже были случаи падения каталок, страдали и пациенты, и врачи. И мы снова сталкиваемся с такой ситуацией». Что делать?

По стандарту, который расписан в Приказе Минздрава РФ №388н, на одной машине должны работать по два фельдшера, либо фельдшер и медсестра (если речь идет про общепрофильную фельдшерскую бригаду). «Но если кто-то заболел и не может выйти, значит, ты можешь остаться один», - говорит Татьяна. В специализированной бригаде, которой до сих пор нет в Глазове, по стандарту должно быть шесть рук, то есть два (три) медика и один санитар (санитары исключены из Приказа № 388н).

Она призналась, что иногда, 2-3 раза в месяц, ей приходится работать одной, но не каждый месяц, «мы стараемся работать в паре». Она работает по 12 часов, с полудня до полуночи, 2 через 2 дня. Таких бригад на две подстанции три, остальные работают посуточно. В ночь в Глазове работают 3 суточные бригады на одной подстанции и 4 суточные - на другой.

У нее за смену бывает по 5-10 вызовов, у суточных бригад - от 15 и больше вызовов. Она отмечает, что глазовская скорая чаще стала возить пациентов в Ижевск, потому что там сконцентрирована вся высокотехнологичная медицина, медицинская помощь и, по большей части, вся узкоспециализированная помощь. Иногда туда отправляется по 2-3 машины в день. А раньше поездки в Ижевск были редки: примерно раз в месяц.

«Мы так давно работаем»

«В Глазове только один-два врача скорой помощи на весь город в смену на две подстанции. Раньше было 6 врачей на смену на обе подстанции. Теперь, если врач уехал в Ижевск, то Глазов остается без врача на скорой помощи», - говорит она. До Ижевска 200 км. В этом случае бригада может отсутствовать на закрепленной территории свыше 8 часов.

«Мы так давно работаем. Официальные цифры по количеству врачей, работающих на скорой, завышены. Мы постоянно говорим о дефиците кадров, но нас никто не слышит», - говорит женщина.

Татьяна отмечает, что молодых фельдшеров в последнее время берут на работу на скорую, молодых врачей – нет. «Почему, мы не понимаем. Нам говорят, что никто не хочет идти», - объясняет она.

Татьяна считает, что отток врачей из скорой помощи происходит из-за низкой зарплаты и отсутствия достойных условий, отсутствия мер социальной поддержки для молодых специалистов и различного рода ухудшающих условий, которые вводит руководство больницы и регионального минздрава. Так, в период распространения новой коронавирусной инфекции добавилась проблема в виде отказа выплачивать «ковидные» выплаты.

Отделение на улице Буденного
Фото:Татьяна Лыходид

С ее слов, врачей скорой помощи в Глазове вообще отстранили от работы в «ковидных» бригадах. Они все были переведены на «чистую» станцию, расположенную по улице Буденного, которая якобы, со слов начальства, не соприкасается с заболевшими коронавирусом, «хотя это не так, у наших пациентов были положительные тесты на ковид». «Мой муж, врач скорой помощи, до сих пор не может получить выплату за ковид, которым заразился на работе. Комиссия городской больницы ему отказала, потому что он не был в ковидной бригаде. Если бы он в ней был, то вопрос вообще не стоял бы», - говорит она.

«От вас веет фельдшеризмом»

Впервые Татьяна осознала, что значит работать на скорой без врача, когда на вызове оказалась один на один с пациентом, у которого случился инфаркт миокарда.

Она вспоминает: «У меня была сильная паника. Когда работаешь в паре, страха вообще не бывает. Тогда я в первый раз самостоятельно провела тромболизисную терапию, и страх прошел, у меня все получилось. Благо, что мы друг друга поддерживаем, и было к кому обратиться. Тромболизис в первые годы применения был чисто врачебной манипуляцией. Я этого пациента потом увезла в Ижевск в РКДЦ. Он здоров сейчас. Часто вижу его с внуками на улице».

Может создаться впечатление, что фельдшер сам может все сделать, в случае чего. Однако Татьяна поправляет: «Всегда при оказании скорой помощи нужен напарник».

Она очень сожалеет, что нет врачей на скорой: все-таки фельдшерам не хватает знаний. «Я понимаю, что фельдшеры уже стали специалистами, но фельдшер – это фельдшер. Как-то однажды я привезла в приемный покой пациента, и врач мне сказал: «От вас веет фельдшеризмом». А что делать, если я, хоть и специалист в своем деле, но я не врач, а помощник врача. И от меня будет веять фельдшеризмом», - соглашается медик.

Лекарства перешли в дефектуру

По словам Татьяны, в 2021 году укладки скорой помощи в Глазове остались без лекарств. Лекарства перешли в дефектуру. «Дефектура – это отсутствие лекарственных препаратов в данной аптеке. В конкретном случае – это аптека городской больницы, которую, наверное, к этому привело отсутствие денег», - предполагает она. В укладке не стало антиаритмических, спазмолитических препаратов, тест-полосок. Последние необходимы для диагностики сахарного диабета и ком различной этиологии и входят в стандарт диагностики, к примеру, инсультов.

Благодаря обращениям независимого профсоюза «Действие» тест-полоски и спазмолитики (платифиллин) появились. Антиаритмических препаратов до сих пор нет.

В укладке глазовской «скорой» стали появляться недостающие лекарства

«Нас спрашивают, а как вы раньше работали, когда этого не было? Почему не было? – удивляется Татьяна. – В прошлом веке был огромный выбор, например, антиаритмических препаратов и постепенно вводились новые препараты. Сейчас без врача и необходимых препаратов наша скорая помощь превращается в перевозку», - убеждена фельдшер.

Фельдшер в обносках

Кроме того, на скорой давно не меняли спецодежду. «Она изнашивается, новую не выдают. Врачам и фельдшерам приходится покупать ее за свой счет», - говорит Татьяна, которая не может вспомнить, когда же в последний раз ей выдавали комплект новой спецодежды.

Она недешевая. В интернете летняя спецодежда для фельдшера стоит от 2,5 до 5 тысяч, зимняя – от 5 тысяч рублей.

Фото:Александр Золотарев

«Можно, конечно, порыться в интернете и найти дешевле, там скидки есть, от 3 тысяч рублей найти», - уточняет она и добавляет, что думает: покупать - не покупать, все-таки по ее зарплате дороговато будет даже со скидкой.

Профсоюз «Действие» прокомментировал этот момент для Udm-Info: «Пунктом 14 Приказа Минздравсоцразвития № 777н от 01.09.2010 года установлены нормативы бесплатной выдачи специальной одежды в отношении врача, среднего и младшего медицинского персонала бригады неотложной помощи. Так, к примеру, костюмы летний и зимний должны меняться один раз в 2 года. В то же время никто не отменял обязанность работодателя по обеспечению работника средствами, необходимыми для исполнения ими трудовых обязанностей, обеспечивать безопасность и условий труда. То есть, если спецодежда не соответствует безопасным условиям труда, он обязан принять меры по ее замене и в том случае, если срок, указанный в приказе №777н, не истек».

Подарок глазовских депутатов назвали «пиаром» и «медвежьей услугой»

И все-таки, если бы начать всё сначала, Татьяна все равно устроилась бы работать на скорую, только не фельдшером, а врачом.

«Я горжусь своей профессией и горжусь, что работаю именно в Глазове».

Скорая в других городах Удмуртии

Согласно нормативам, установленным приказом Минздрава РФ № 182 от 20.04.2018 года, должна быть одна общепрофильная выездная бригада скорой медицинской помощи на 10 тысяч населения и 1 специализированная выездная бригада скорой медицинской помощи на каждые 100 тыс. человек обслуживаемого населения.

По данным профсоюза «Действие», во всех городах Удмуртии не хватает общепрофильных выездных бригад.

Так, в Воткинске 8 бригад скорой помощи. Из них одна детская (не в каждой смене), 2 детских доктора и бригада интенсивной терапии (БИТ) на желтом «Форде». Итого 6-7 линейных, 1 БИТ, которые обслуживают Воткинск и поселок Новый. И еще одна бригада - село Июльское, которое расположено на трассе Ижевск – Воткинск (федеральная трасса).

Нагрузка на бригаду - 12-15 вызовов в сутки.

«Если считать вместе с районом численность населения 130 тысяч человек, а бригад всего 10. Трех не хватает», - поясняет оргсекретарь профсоюза Александр Золотарев.

Он отмечает, что в Воткинске уже больше 5 лет нет лицензированного детского хирурга, отделения ЛОР, глазного. Пациенты с этими заболеваниями транспортируются в Ижевск. Это значит, что бригады нет в городе в течение 3-4 часов. А таких переездов за сутки может быть от 4 до 8. Также в кардиоцентр Ижевска транспортируются все пациенты с ОКС (острый коронарный синдром).

В Можге 5 машин скорой на город, бригад на них, в лучшем случае, 2. Это либо по 2 фельдшера, либо 1 врач и 1 фельдшер. На остальных трех машинах работают по одному фельдшеру. Санитарный транспорт обновлен, работает исправно, претензий нет, водители тоже всегда помогают тем, кто работает одиночно.

Сюжеты:
Эксклюзив