Панда-облигации и криптобиржа: команда Бречалова проигрывает борьбу с госдолгом
5 марта 2019, 11:41
Photo: publicdomainpictures.net
Глава Удмуртии Александр Бречалов отчитался перед президентом РФ Владимиром Путиным о сокращении госдолга и тут же увеличил его, преодолев психологическую отметку в 50 млрд рублей.

Республика близка к состоянию дефолта, однако команда Бречалова до сих пор рассматривает экзотические варианты решения проблемы.

Госдолг Удмуртии в существующем виде начал формироваться в 2009 году, когда займы регионального правительства стали регулярными. Министерству финансов Удмуртии пришлось пересматривать бюджет, чтобы сделать его бездефицитным. По состоянию на 1 января 2010 года госдолг составлял более 7,6 млрд рублей.

Сумма продолжила расти, к концу 2012 года достигнув более 17,7 млрд рублей. «Страдания здесь абсолютно необоснованны», - заявлял тогда еще глава региона Александр Волков. Руководство Удмуртии заверяло, что субъект берет в долг столько, сколько может отдать. Однако Волков сообщал, что вряд ли регион выйдет на равное соотношение долга к доходам.

Глава региона говорил, что бюджет Удмуртии будет приниматься с дефицитом, а впоследствии искать ресурсы на его покрытие. «Я думаю, что только благодаря напряжению нам удавалось направлять средства в бюджет развития (рост капиталовложений, – Udm.info)», - подытожил Волков.

Правительство вкладывало заемные средства, в том числе, в строительство новых и капремонт имеющихся объектов социальной сферы. Так, в 2010 году было введено в строй 50 объектов социальной сферы, в 2012-м – 85. Тогда еще министр финансов Удмуртии республики Валерий Богатырев прогнозировал, что к концу 2013 года госдолг региона составит 23 млрд рублей.

К указанной дате госдолг вырос до 29,3 млрд рублей. У региона не хватало средств на выполнение социальных обязательств. Однако Богатырев заявлял, что проблема будет решаться на федеральном уровне, но решать ее пришлось новому и. о. главы Удмуртии Александру Соловьеву, назначенному на эту должность в феврале 2014 года.

К этому моменту объем задолженности сократился до 28,8 млрд рублей – 78% всех доходов регионального бюджета. Соловьев назвал это одной из основных проблем Удмуртии, поставив задачу снизить объем долговых обязательств. Впрочем, на начало 2015 года госдолг составлял уже 37,9 млрд рублей, к январю 2016-го он увеличился до 41,8 млрд.

Однако теперь деньги направлялись не на строительство, а в Дорожный фонд региона. «Я думаю, что в ближайшее время нам минфин России поможет», - заявил Соловьев в марте 2015-го. Федеральный центр помогать не стал, а в 2016 году сумма госдолга превысила 48 млрд рублей.

За месяц до своего ареста (Соловьева обвиняют в получении взятки в особо крупном размере, - Udm.info) после встречи с замглавы Администрации президента РФ Сергеем Кириенко заявил, что республика «подошла к критической сумме долга», его объем составил около 95% от собственных доходов.

«Показатели, когда мы брали деньги на погашение финансовых обязательств перед коммерческими структурами, у нас снизились с 80% до 50%. Мы понимаем, что берем в долг у министерства финансов РФ. Общая цифра не снижается. Просто эта сумма переходит на меньший процент кредитования», - сказал Соловьев.

В апреле 2017 года теперь уже экс-полпред президента РФ в ПФО Михаил Бабич, комментируя снятие с должности Соловьева, заявил, что республика не выполнила требования федерального центра, а значит должна вернуть в бюджет страны 14,7 млрд рублей. В то время доходы региональной казны составляли лишь 63,5 млрд, но Удмуртия выплатила средства.

Александра Бречалова назначили и. о. главы Удмуртии в апреле 2017 года. Он снова занял деньги у федерального центра – 15,1 млрд рублей. До конца года удалось снизить ставки по действующим кредитам в коммерческих банках: вместо 3,4 млрд рублей на обслуживание госдолга потратили 2,8 млрд.

По данным на 1 января 2018 года его объем составлял более 48,9 млрд. Перед обновленным республиканским правительством была поставлена задача в течение 2018 года сократить сумму на 1,9 млрд рублей. Бречалов признал, что полностью отказаться от привлечения коммерческих кредитов не получается и предложил привлекать их на погашение более дорогих займов.

В октябре он встретился с премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым, отчитавшись о выполнении обязательств перед федеральным центром. «Сейчас мы четко выполняем все договоренности с минфином РФ и уверены, что к 1 января 2019 года сумма долга уменьшится до 47 млрд рублей», - сказал глава республики.

Уже в середине января текущего года он доложил Путину, что правительство Удмуртии смогло остановить рост госдолга, попутно сократив его на 2 млрд – до 47,2 млрд рублей. «Поработали с процентной ставкой. Нам это позволило сэкономить», - объяснил Бречалов. Однако буквально через несколько дней сумма заимствований региона выросла до 50,5 млрд.

Деньги заняли «для своевременного и полного исполнения социальных обязательств, в том числе выплаты заработной платы работникам бюджетной сферы». Это поставило под сомнение прогноз минфина Удмуртии о сокращении госдолга до 46 млрд рублей в течение этого года. Новый заем не соотносится и с жесткими параметрами бюджета Удмуртии на 2019 год.

Так, к началу 2020 года объем задолженности не должен превышать 89% от суммы доходов бюджета без учета безвозмездных поступлений за 2019 год. Доходы на этот год запланированы в размере 72,8 млрд рублей, размер дефицита должен составить 426 млн. Остается неясным, где правительство Бречалова возьмет 5 млрд, необходимых для выхода на эти показатели.

Ресурс снижения ставок по коммерческим кредитам почти исчерпан, налоговые отчисления растут, но говорить об их перераспределении в пользу региона рано. Правительство республики начало поиск средств. Аналитик ГК «Финам» Алексей Корнев сообщил Udm.info, что Удмуртия – не единственный регион, который пытается решить эту проблему.

Самостоятельно выбраться из долговой ямы не смог ни один субъект, всем понадобилась существенная государственная поддержка.

Корнев заявил, что некоторые субъекты России медленно выравнивают экономическое состояние путем введения дополнительных налогов, акцизов на товары местного производства.

«Население сильно налогами не обложишь, потому что они на федеральном уровне определяются. А местные налоги на бизнес делают, но поднимаем налоги – начинаем душить бизнес. Он будет либо уходить от налогов, либо убежит в другие регионы», - сказал эксперт. При этом многие субъекты постепенно нормализуют ситуацию.

Нескольким регионам удается снизить объем госдолга настолько, что они могут претендовать на возможность кредитоваться не у частных лиц, а у государства под пониженный процент. Однако в качестве варианта привлечения инвестиций в экономику региона власти Удмуртии рассматривают размещение облигаций на белорусской криптобирже.

Это первая на территории СНГ торговая площадка токенизированными активами. «В настоящее время мы провели предварительные переговоры, ознакомились с условиями работы биржи», - заявил курирующий экономику первый вице-премьер Удмуртии Александр Свинин.

По словам аналитика Олега Фомина, возможность выхода на биржу российских эмитентов пока только обсуждается и может быть осуществлена только в экспериментальной форме. Можно предположить, что субъект РФ выпустит с помощью биржи токенизированную версию своих облигаций и попытается разместить их среди зарегистрированных на бирже инвесторов за биткоины или эфиры, уплатив за это соответствующие комиссии.

«Однако будет ли на такие облигации спрос, позволяющий привлечь с рынка значимые для республики объемы средств - 3-5 млрд рублей, большой вопрос», - считает эксперт. - При размещении средств инвесторы обязательно примут во внимание кредитный рейтинг региона, остающийся у республики очень низким. По шкале инвестиционного агентства Fitch, рейтинг Удмуртии до отзыва в 2017 году находился на уровне B+ и свидетельствовал о высоких кредитных рисках».

Команда Бречалова рассматривала и вариант размещения панда-облигаций на китайском финансовом рынке. Однако среди обязательных условий выпуска этих бумаг - наличие рейтинга эмитента и китайского рейтинга, а также составление отчетности на китайском языке и по стандартам этой страны.

«Этот вариант в сегодняшних условиях выглядит нереалистично. Известно, что среди панда-облигаций выделяется корпоративный сегмент, облигации финансовых институтов, сегмент суверенных облигаций и облигаций международных агентств. Возникает вопрос, к какой категории Удмуртия как эмитент будет отнесена», - сказал Фомин.

Аналитик ГК «Финам» Алексей Корнев также заявил, что предложенные командой Бречалова инструменты являются крайне рискованными. Так, Банк России с подозрением относится ко всему, что связано с криптовалютой и вряд ли позволит выходить на криптобиржу. Аналогичная ситуация может сложиться и с панда-облигациями. Даже если регион разместит их, они не будут выгодны ни ему, ни Китаю.

Однако пока правительство Бречалова рассматривает варианты, ситуация ухудшается. Пока нет гарантии, что Удмуртия больше не будет занимать средства, повышая уровень госдолга и приближая республику к дефолту.

Читайте ИА «Udm-Info» в:

ВКонтакте: https://vk.com/udminfo

Facebook: https://www.facebook.com/ia.udminfo/

Telegram: https://t.me/udm_info

Одноклассники: https://ok.ru/udminfonov

Twitter: https://twitter.com/udminfo