В России предлагают шестикратно поднять штрафы за превышение скорости
6 марта 2020, 11:56
Фото: Медиахолдинг1Mi
Минюст предлагает увеличить штрафы за превышение скорости сразу в 6 раз, то есть минимальный штраф может подскочить с 500 до 3000 рублей. Если знать заработную плату в регионах, в частности, в Удмуртии, дважды нарушив правила, можно оставить свою семью без четверти, а то и трети дохода.

Новые поправки в Кодекс об административных нарушениях взорвали общественное мнение. Минюст из-за такого резонанса тут же открестился от нововведений и всю ответственность свалил на МВД. Но по большому счету ни МВД, ни ГИБДД размер штрафов волновать не должен.

Ежегодно правоохранители фиксируют уменьшение ДТП – собственно то, во имя чего все эти комплексы видеофиксации и устанавливали. По крайней мере, так нам говорят.

Дорожные штрафы ежегодно приносят государству около 70 млрд рублей. Если умножить цифру на 6 (именно во столько предлагается ужесточить санкции), получим 420 млрд рублей.

А теперь самый главный вопрос: если цель государства – не взять с граждан побольше денег, как в 2019 году сказал на заседании Горсовета президент России Владимир Путин, а принять меры для снижения аварийности на дорогах, то зачем столь резко поднимать наказания?

Как власти поделили меж собой поступления от штрафов и какая роль в этой схеме у мобильных операторов, расскажет новый выпуск видеоблога «Вскрытие покажет» медиахолдинга 1MI.

Стоящие на трассах камеры видеофиксации не во всех регионах принадлежат государству. И штрафы, которые начисляются с их помощью, не всегда попадают в бюджет. В схему давно «встроились» частники, увидевшие тут настоящую золотую жилу. К примеру, в Тюменской области из двух сотен стоящих на дорогах камер полторы сотни принадлежат «Ростелекому». Компания является одним из крупнейших в России провайдеров интернета и платного ТВ, ее выручка по итогам 9 месяцев 2019 года достигла 242,6 млрд руб. Как утверждает пресс-служба регионального филиала компании, камеры в Тюменской области установлены и обслуживаются за счет собственных средств организации. В прошлом году в Тюменской области было выписано штрафов на 614 млн рублей. Если разделить эту сумму на общее число камер, получится, что каждый комплекс видеофиксации ежедневно регистрирует нарушений ПДД примерно на 7 тысяч рублей. Цена самого распространенного фоторадара «Крис-П» вместе с мобильным постом и блоком передачи данных составляет около 700 тыс. рублей. Таким образом, установка одной камеры окупается штрафами уже за три месяца ее работы. Какой процент получает «Ростелеком» от штрафов, ни в региональном МВД, ни в правительстве, ни в самой компании комментировать не стали. Видимо, это закрытая информация.

Тюменская область – не единственный регион, где «Ростелеком» работает по установке камер. С 2015 года компания три раза выигрывала торги на право оказания услуг по фиксации нарушений ПДД в Челябинске. В 2018 году за передачу одного штрафа с камеры фирма запросила 675 рублей. Расчет прост и складывается из средней стоимости за превышение скорости – 221 рубль и средней стоимости остальных правонарушений – 482 рубля. Вот только именно на превышение скорости приходится более 80% нарушений. А штраф за него - всего 500 руб, или 250, если заплатить сразу. Со скидкой. Выходит, что государство не только ничего не получает от штрафов, но еще и доплачивает исполняющим эту услугу операторам.

Вот откуда желание увеличить штрафы и пополнить казну.

К слову, торги «Ростелеком» в Челябинске тогда проиграл, как проиграла и компания «МТС», запросившая за передачу данных 700 руб. с единицы услуги. А в 2019-м право доступа к такому рентабельному бизнесу в Челябинске получил еще один оператор – «Мегафон», заключивший контракт на 70 млн.

Кто еще строит свой бизнес на наших штрафах? Оказывается, не только мобильные операторы. В Нижнем Новгороде на камерах зарабатывает фирма сына экс-депутата Госдумы, министра и зампредседателя регионального заксобрания Дмитрия Цапина. Компания заключила госконтракт на 13 лет, и всего за 3 последних года заработала на штрафах более 250 млн рублей.

В Татарстане, самом штрафоопасном регионе, где жители получают в 12 раз больше штрафов, чем в любом другом регионе, а камер даже больше, чем в Москве, рынок контролирует компания, связанная с семьей бывшего главы минкомсвязи РФ Николая Никифорова (в настоящее время являющегося членом совета директоров «Ростелекома»). При покровительстве главы республики Рустама Минниханова Никифоров заключил госконтракт по установке камер на дорогах на 83 млн рублей. Тендер объявила компания «Безопасность дорожного движения», которой руководит старший брат главы республики.

В Татарстане в настоящее время реализуется система фиксации нарушений средней скорости движения на том или ином участке. Система спорная, неточная, но очень доходная. Поэтому Татарстан который год лидирует по суммам собранных штрафов. В 2018 году, например, собрали больше 3 млрд. Поэтому не удивительно, что Татарстан выступил против, когда в прошлом году Госдума задумалась об отмене штрафов за превышение средней скорости.

Есть в «камерном» бизнесе и веселые истории. Тут засветились Волгоград, Оренбург и Омск. Крупными бизнесменами, зарабатывающими миллионы на штрафах, в Омске стали… простые казаки. МВД региона без всяких торгов и тендеров заключило контракт с казачьим объединением «Днепр» под руководством генерала, атамана Сибирского казачьего войска Геннадия Привалова. Теперь казаки следят за работой треног – переносных камер, которые прячут в кустах и ловят нарушителей на разных участках. Вот интересно, почему казаки? Почему не члены секции академической гребли или клуба шахматистов? Казаки – это такая же общественная организация. Так почему же всякие там общественники получают от государства такие экономические «ништяки»?

Всего треног в регионе 60, на их обслуживание бюджет региона выделил 61 млн рублей. Денежки идут на зарплату казаков, которые каждый день с утра до вечера патрулируют дороги, получая по 12-13 тыс. рублей, рассказал изданию «Город55» атаман Омского отделения казачьего общества Владимир Щербань. Но если бы действительно все деньги шли на зарплату казаков, то каждый из них получал бы ежемесячно не меньше 83 тыс. рублей. В задачке спрашивается: если казаки за свой труд получают 13 тысяч, то куда идут остальные 70 тысяч? В месяц это около 4 млн, в год - 50 млн.

В Волгоградской области услуги по передаче данных с камер оказывают ООО «Система» и АО «Цифровой регион». С каждого штрафа они имеют в среднем по 360 рублей. Обе компании аффилированы друг с другом, а также связаны с РПЦ и рынком ритуальных услуг. Конечный бенефициар - Лаврентий Жебелев, сын настоятеля Казанского собора протоиерея Вячеслава Жебелева, он и получает основную выгоду от штрафов.

В Оренбургской области были объявлены торги на 100 млн, за 3 месяца подрядчик должен передать не менее 555 тыс. фотографий. Работать будут 90 камер, а за каждую единицу информации подрядчик получит по 180 рублей. С учетом сроков заключения контракта и строгости штрафов за его невыполнение подрядчик должен будет где-то взять не меньше 555 тысяч нарушителей. По логике, согласитесь, скорее всего, чтобы выполнить условия контракта, компания установит камеры не в местах концентрации ДТП, а в самых «хлебных».

***

Если поправки в КоАП примут и штрафы будут задраны, увеличатся и поступления в бюджет, это ясно. Но так же ясно, что главная цель установки камер видеонаблюдения – это должно быть снижение аварийности и повышение безопасности на дорогах. А совсем не рост государственно-частных доходов. У нас же инициатива об увеличении штрафов приведет лишь к новому обогащению и так небедных корпораций.