Алексей Трубачев: «Камбарский проект – экологическая угроза всему Приволжью»
10 июля , 08:28
Photo: udm-info
Эксперт научно-технической сферы Алексей Трубачев проанализировал опубликованную проектную документацию ПТК по утилизации и обезвреживанию опасных отходов в Камбарке.

ФГУП «Федеральный экологический оператор» (теперь так называется РосРАО – структура Росатома, занимающаяся опасными отходами, по данным информационной системы СПАРК-Интерфакс, ФГУП «Федеральный экологический оператор» на 100% принадлежит ГК Росатом) в середине июня опубликовало на своем сайте проектную документацию четырех производственно-технических комплексов (ПТК) по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов I и II классов опасности. Один из таких ПТК, напомним, планируется построить в Камбарке, на базе ликвидируемого объекта по уничтожению химического оружия.

Кроме проектной документации, были опубликованы ФГУП ФЭО и предварительные варианты оценки воздействия на окружающую среду своей «мусорной» деятельности в Камбарке, Горном, Щучьем и Марадыково.

Администрации этих районов предполагаемого размещения ПТК издали постановления о проведении общественных обсуждений представленных документов (в форме опроса). Предложив участникам опросов заполнить опросные листы и переслать их в ФЭО до 21 июля.

«Формальная сторона дела соблюдена, но реально ни население регионов, ни представители общественности, ни специалисты не смогут увидеть и проанализировать эти замечания. Регламент данных общественных обсуждений не предполагает их обнародование путем размещения на сайте заказчика. Это означает, что сработает принцип «шито-крыто», и мы не будем знать истинную картину происходящего», - считает кандидат химических наук, член научного совета РАН по аналитической химии Алексей Трубачев.

Удмуртия меняет химоружие на отходы

- Алексей Владиславович, так на что же планирует потратить ФЭО (экс-РосРАО) выделенные государством миллиарды? Возведение каких производственных корпусов, запуск каких линий и установок прописаны в проектной документации, каковы предложенные заказчиком мероприятия по охране окружающей среды?

- Реализация технологических решений для ПТК, в том числе в Камбарке, в производственном варианте разработана также структурой Росатома - АО «Государственный специализированный проектный институт».

Известно, что в основу предполагаемой деятельности ФЭО на данных комплексах положены следующие технологические решения: физико-химическая обработка отходов (ФХОО), вакуумная демеркуризация ртутьсодержащих отходов (РСО), термическое обезвреживание, то есть пламенное сжигание отходов на соответствующих установках (УТО).

На первый взгляд, физико-химическая обработка отходов, состоящая из нескольких линий утилизации конкретных видов жидких неорганических отходов I и II классов опасности, выглядит весьма презентабельно, гладко и безотходно. Однако детальное знакомство с томами проектной документации, посвященными ФХОО, вскрывает весьма неприглядную картину.

В Ижевске прошел митинг против «завода смерти» в Камбарке

- Почему?

- Разработчик убеждает нас в том, что центральная линия ФХОО – линия очистки и обессоливания воды, функционирование которой связывает все остальные линии ФХОО, четко просчитана и обеспечивает полную замкнутость водооборота. На самом деле в разных томах документации указывается разная мощность данной линии: в одном случае 49226 тонн/год, в другом 19760 тонн, в третьем - 33116 тонн. Одно это уже говорит о том, что все последующие расчеты, приведенные в проектной документации по составляющим линии физико-химической обработки отходов, не отражают действительности.

Анализ данных по объему заполнения системы оборотного водоснабжения и объему образующихся технологических стоков показывает, что емкость системы не в состоянии принять в оборот данное количество технологических стоков. Это однозначно свидетельствует о выведении их из системы во внешние сети, хотя разработчик утверждает, что «все образующиеся стоки проходят очистку и возвращаются в технологический процесс».

Более того, здесь же разработчик утверждает, что «сброс загрязняющих веществ в водные объекты… не предусмотрен». Однако в проектной документации записано, что производственные сточные воды от ПТК путем самотечного отведения поступают в существующие сети хозяйственно-бытовой канализации. Следовательно, стоки от корпуса обработки жидких неорганических отходов будут поступать на городские канализационные очистные сооружения Камбарки. Как следует из описания структуры системы сбора, очистки и отведения сточных вод, утвержденной директором МУП «ГКОС» Камбарки, «для сброса… сточных вод используется река Кама». Это означает угрозу загрязнения ее водотока сверхнормативными количествами токсичных химических компонентов отходов I и II классов опасности, ведущую к отравлению всего Волжско-Камского бассейна.

- Вы не раз говорили о безосновательности переработки ртутьсодержащих отходов на ПТК в Камбарке. Что-то изменилось?

- Нет, ФЭО упорно пытается протащить свой проект вакуумной демеркуризации РСО с применением шведских установок. Если произвести оценку эффективности применения этой установки на ПТК «Камбарка», исходя из данных проектной документации, получится, что ее реальная производительность будет в 17 раз меньше декларированной, а с учетом ее высокой цены, необходимости применения оригинальных запасных частей и расходных материалов, значительно удорожающих эксплуатационные расходы, и вовсе ставит под сомнение ее использование.

По данным Ассоциации предприятий по обращению с ртутьсодержащими и другими опасными отходами, сегодня в стране действует около сотни предприятий, успешно перерабатывающих все виды ртутьсодержащих отходов. При этом часть предприятий недозагружена, а часть и вовсе простаивает.

- Что в проектной документации говорится о термическом обезвреживании опасных производственных отходов?

- Оно, как следует из документов, будет проводиться путем пламенного сжигания в печи, что является наиболее экологически опасным вариантом такого обезвреживания.

Пламенное сжигание производственных отходов предполагает образование в отходящих газах значительного количества таких суперэкотоксикантов как диоксины. Вопреки заверениям ФЭО об отсутствии диоксиновой угрозы при эксплуатации предложенной схемы термического обезвреживания, образования диоксинов, несмотря на все конструктивные новшества современных УТО, не удается избежать, и на сегодняшний день не существует технологий пламенного сжигания либо установок, лишенных этого недостатка. В Евросоюзе от этой технологии отказались еще в 2017 году.

Разработчики утверждают, что многоступенчатая система газоочистки обеспечивает высокую эффективность очистки от загрязняющих веществ в отходящих газах. Однако данное утверждение не соответствует действительности.

В материалах предварительной оценки воздействия на окружающую среду говорится, что общее количество выбросов вредных веществ в атмосферу в период эксплуатации ПТК составит 84,4 тонн/год (то есть за 30 лет более 2,5 тыс. тонн), - это выбросы, в которых присутствуют диоксины, ртуть и другие токсичные тяжелые металлы, мышьяк. Авторы материалов пишут, что указанные выбросы «не смогут значительно ухудшить общее экологическое состояние», то есть сами подтверждают его грядущее ухудшение.

- Возможна ли сегодня полная очистка выбросов от фракций ультрадисперсной пыли, на которой оседает значительная часть диоксинов?

- На существующих системах – невозможна. Три года назад европейские специалисты опубликовали результаты исследования смертности от рака в городах и районах мусоросжигательных заводов. Они фиксируют рост заболеваемости 33 видами рака среди мужчин, женщин и детей, проживающих на расстоянии до 50 км от этих объектов.

Если произвести простой расчет количества людей, проживающих в радиусе 50 км от ПТК «Камбарка» с учетом населения Камбарки, Сарапула, Нефтекамска и населенных пунктов, попадающих под влияние диоксиновых выбросов от ПТК, получим итоговое количество потенциально пострадавшего населения порядка 250 тыс. человек.

- В ФЭО обещают, что на дымовой трубе будет смонтирована контрольно-измерительная аппаратура с автоматической системой замеров концентраций твердых и газообразных веществ. Якобы она будет передавать значения в режиме реального времени на табло, висящее над входом в ПТК.

- Этот один из так называемых фейков ФЭО.

Во-первых, как следует из приведенных в проектной документации характеристик данной системы, она не предусматривает онлайн-замеров ни концентраций диоксинов (потому что их там «просто не будет», как считает разработчик), ни ртути, ни хрома, ни других опасных загрязнителей. Таких «замеров» и не может быть, потому что в мире еще не созданы портативные датчики (сенсоры) на диоксины, способные вести онлайн-контроль их содержания. Анализ на диоксины, который занимает довольно продолжительное время, возможно проводить только в стационарных условиях в специализированных лабораториях, которых в России на сегодняшний день всего 5.

Алексей Трубачев: «РосРАО скрывает правду о захоронении отходов в Камбарке»

- Какие выводы позволяет сделать экспертный анализ проектной документации и предварительного варианта оценки воздействия на окружающую среду ПТК «Камбарка»?

- Выводов несколько.

Материалы, характеризующие линию физико-химической обработки жидких неорганических отходов, не позволяют дать объективную характеристику ее работы и ставят под сомнение приведенные результаты технологических расчетов. Представленные в материалах ПОВОС выводы об отсутствии отведения технологических стоков ПТК «Камбарка» в природные водные объекты не соответствуют действительности.

Материалы, характеризующие технологию термической демеркуризации ртутьсодержащих отходов, свидетельствуют о неэффективности применения рекомендуемой шведской установки демеркуризации «MRT SYSTEMS» с отсутствием достаточных оснований для развертывания переработки РСО на ПТК «Камбарка».

Что касается материалов, характеризующих установку термического обезвреживания, то они не позволяют дать объективную оценку ее технических и технологических параметров, количественному и качественному составу производимых в атмосферу выбросов.

Приводимые в материалах ПОВОС формулировки об «уменьшении вреда», «уменьшении негативного воздействия» свидетельствуют о его нанесении окружающей среде и человеку, а не об его исключении при реализации намечаемой хозяйственной деятельности. С учетом же приведенных данных о крайне неблагоприятных тенденциях в области рождаемости, смертности, онкологических заболеваний населения Камбарского района функционирование опасного объекта ПТК «Камбарка» приведет лишь к усугублению негативных тенденций.

Алексей Трубачев: «Вместо «экотехнопарка» мы получим кладбище ядовитых отходов»

Таким образом, можно констатировать: строительство в Камбарке ПТК по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов I и II классов опасности представляет реальную экологическую угрозу Волжско-Камскому водному бассейну, будет способствовать ухудшению экологической и демографической ситуации на территории Камбарского района Удмуртской Республики и ряда прилегающих территорий в силу несовершенства технологических решений и их промышленной реализации, ограниченных возможностей эколого-аналитического контроля намечаемой хозяйственной деятельности, ведущих к загрязнению окружающей среды опасными экотоксикантами.

Размещение планируемого объекта при таких обстоятельствах возможно лишь на территориях с отсутствием постоянно проживающего населения, не обремененных наличием рек, прудов, водохранилищ, водозаборов, а также земель сельскохозяйственного назначения.