Немного Билли для ортодоксальных лузеров
2 марта 2009, 19:19
Политика
23 февраля в клубе «Авиатор» в Ижевске прошел концерт BillyS band - романтического алко-джаза из Петербурга. После концерта музыканты рассказали о своих слушателях, театральных постановках и музыкальных экспериментах.

23 февраля в клубе «Авиатор» в Ижевске прошел концерт BillyS band - романтического алко-джаза из Петербурга. После концерта музыканты рассказали о своих слушателях, театральных постановках и музыкальных экспериментах.

Какая часть ваших историй на концертах экспромт, какая - правда?
Билли Новик: Это правда с вкраплениями лжи. Так происходит всегда. Вы посмотрите на себя. Вы рассказываете новому собеседнику свои истории. Проанализируйте, сколько там лжи.С каждым рассказом добавляются новые подробности.

BillyS band занялся театральными постановками. Почему?
Андрей «Рыжик» Резников: Мы играем музыку. Коллектив из клуба может двигаться либо на кладбище, либо на стадион, либо в театр. Учитывая характерные признаки нашей публики, мы решили, что наш путь, скорее, не к стадиону, наш путь - ближе к театру.
БН: Там другая программа, там другая цель. Там пришли и все смотрят на тебя. Это гораздо интереснее. Если Ижевск когда-нибудь созреет на театральную программу, это будет очень хорошо. У нас уже выросло три полноценных театральных программы. Одна из них называется “Being Tom Waits// «Игры в Тома Уэйтса», это программа, полностью основанная на его песнях, и «Блюз в голове» - на собственных песнях. Есть программа «Чужие», основанная на чужих песнях.

Каков он – ваш слушатель?
Антон Матезиус: Вы смотрите на него в зеркало.
БН: Если брать среднего слушателя, то, конечно, это черный интеллигент, отчасти романтический маргинал. Где-то, может быть, рефлексирующий аутсайдер. Ну и все те люди, которые остаются в тени, но, тем не менее, приходят на концерты и наблюдают за нашим действием из самых отдаленных мест. Так сказать, истинные ортодоксальные лузеры. Вот это наша аудитория. Человек с кризисом среднего возраста в любом статусе, чего бы ему не удалось достичь в этой жизни.

АМ: Хотел добавить. Достаточно привыкли к полупустым залам, так как мы знаем что наш слушатель есть, но он где то в тени. Не обязательно должны быть в клубе люди.
БН: Антоха говорит о своих сольных проектах.

Что для вас значат каверы?
Р:
каверы получаются по случаям по каким-то.
БН: Это что-то из серии вещей, которые ты прочувствовал и переосмыслил. И преподносишь их абсолютно в другом соусе, в другом смысле. Получается, что ты предлагаешь слушателям вернуться на знакомом материале к чему-то новому. Спеть чужую песню - смысла нет.
Р: Многие используют «кавер» как стеб, как прикол. Мы не прикалываемся над этим. Над каждым из них мы серьезно работаем.
БН: Сначала идет переживание, осмысление песни, потом идет пропускание через мясорубку собственного восприятия. На выходе, как я считаю, идет авторский продукт. Делать кавер-версию имеет смысл только тогда, когда ты уверен, что как минимум, она будет иметь другой смысл, как максимум – что ты исполнил ее лучше, чем спел ее автор.
Мы не так давно делали кавер Высоцкого. 200 песен было отслушано, 40 - отобрано, из этих 40 осталось 20 для репетиций. Из двадцати мы что-то начали наигрывать, что-то не пошло. В итоге такая селекция пошла! Одна песня только была сделана.
С другой стороны, нам было безумно приятно, когда мы выступали на вечере памяти Высоцкого. Валерий Золотухин нам кричал «браво» – никому не кричал, нам кричал. Было приятно.

Каким будет новый альбом?
Р: У нас появился новый виток. После того, как мы сыграли несколько «фортепьянных» концертов, я, поскольку у нас в клубе отвечаю за рок, сказал – «все, я так больше не могу». Вплоть до ухода из группы. Так что теперь будем делать рок.
Михаил Жидких: поэтому я там не участвую.

Р: Две недели назад мы записали первую песню для нового альбома «Блошиный рынок», который выйдет совсем скоро, осенью 2009 г. Можно сказать, что по стилю он будет ближе всего к Ленни Кравитцу. Может быть AC/DC или ZZ Top.
БН: Альбом будет разнообразный по жанрам и достаточно авангардный. Будет и сказка, и психоделия, вкрапления бомжоперы, рока.

Вы планируете уйти от алко-джаза?
АМ:
От алко-джаза не так-то легко уйти.
БН: Наше счастье в настоящий момент состоит в том, что мы уже получили грандиозный по нашим меркам кредит доверия слушателей. Это и хорошо, и плохо. Хорошо – то что мы не связаны никакими стилистическими обязательствами. А плохо – то, что мы позволим себе слишком много. Подозреваем, что часть публики разочаруется, отвлечется. Но пока у нас есть кредит доверия – грех им не воспользоваться. Б будем делать все, что нам только в голову взбредет.

БН: Мы начали в 2001 году. Может быть, это будет наш последний альбом – через 10 лет в 2011 году наш цикл должен завершиться и выйти на новый виток спирали. Это связано со многими позициями. В частности, наш саксофонист Михаил Жидких официально заявил об уходе в 2011 году. Поэтому мы должны по максимуму все успеть.