Петруш, Милош и другие. Как заграница удмуртским спортивным командам помогает
Аналитика

Петруш, Милош и другие. Как заграница удмуртским спортивным командам помогает

2 января , 13:39Photo: коллаж mycollages.ru
Любой советский тренер знал: для больших побед в команде должен быть один рыжий и один еврей, на фарт. Со временем приоритеты в селекции поменялись и ставку стали делать на заезжих молодцов, имя которым легионеры.

Славянский базар

Испокон веков эталоном в футболе считалась Бразилия. «Сема, ну ты погляди на «Черноморец», я не узнаю никого. Это же переодетые бразильцы!» - восхищались игрой своей команды в Одессе. Точно так же «переодетые бразильцы» творили чудеса в Ереване, Баку, Москве и Киеве, не говоря уже о Тбилиси.

То, что в советские времена считалось фантастикой, в 1994-м с легкой руки главного тренера нижегородского «Локомотива» Валерия Овчинникова стало реальностью. Болельщикам не надо было никого «переодевать»: в погожий летний день на футбольное поле в полосатых майках «Локо» вышли самые настоящие бразильцы Да Силва и Жуниор, темнокожие и пластичные. Что творилось на трибунах и в прессе! Надо сказать, что на первых порах новички очень помогли с посещаемостью – для 94-го это была настоящая экзотика. Но эйфория длилась недолго. Вскоре легионеров «раскусили» и все стали говорить о том, что бразильцы в Нижнем липовые. В смысле, как футболисты. Надолго они в России не задержались: Да Силва уехал почти сразу, Жуниор чуть позже. Как ни странно, не слишком удачный эксперимент волжских железнодорожников не отпугнул остальные клубы. Скорее наоборот, вызвал живой интерес: вскоре иметь настоящего легионера (те, кто представлял бывшие республики СССР, не в счет) в составе стало модным.

Ижевский «Газ-Газ» не стремился угнаться за модой и дольше многих клубов воздерживался от приглашения легионеров из дальнего зарубежья. До весны 1998 года, когда состав зелено-синих пополнил болгарин Александр Панталеев. Обязательно найдутся те, кто вспомнит популярную в советское время пословицу «Курица не птица, Болгария не заграница», но то фольклор, так можно договориться до того, что все люди братья, а все братья – сестры. Так вот о Панталееве. Балканский форвард принял участие в 5 матчах, результативными действиями не отметился и уехал домой (спрашивается, зачем приезжал). А про варягов в родниковом крае опять забыли, до июля 2001 года.

Тот сезон у зелено-синих откровенно не складывался. Ушел с поста главный тренер Александр Ивченко, которого заменил Виктор Слесарев. У него уже созрел в голове план вывода команды из кризиса. «Заграница нам поможет», - решил Виктор Ефимович. Так в Ижевске появилась целая словацкая диаспора: полузащитники Роберт Петруш и Петер Ревак и нападающий Ладислав Надь. Слесарев приглядел их еще во время зимних сборов в Бардеёве и не прогадал: во многом благодаря словацкому трио «газовикам» удалось сохранить прописку в Первом дивизионе.

В этой теплой компании выделялся Петруш, в том числе необычной спортивной биографией. До 19 лет Роберт профессионально играл в хоккей, причем на позиции голкипера. Трудно сказать, каких успехов он мог достичь на льду, но тяжелая травма запястья круто изменила всю его карьеру. Петруш решил попробовать счастья в футболе и сменил тяжелые вратарские доспехи на легкие бутсы. Забавно, что он поменял не только вид спорта, но и амплуа. Если в хоккее Роберт выступал в роли разрушителя (такова доля вратарская), то в футболе проявил свои лучшие качества как игрок созидающий. В 1994-м, то есть всего через два года после переквалификации, Петруш уже выступал за «Татран» из Прешова в Кубке обладателей кубков и обыгрывал шотландский «Данди Юнайтед». Семь лет спустя Петруш мог снова попробовать свои силы в еврокубках (на сей раз в Кубке УЕФА), но на горизонте замаячил «Газовик-Газпром».

Вряд ли Петруш сильно пожалел о сделанном выборе. В «Газовике» Петруш стал ключевым игроком в центре поля, атаки команды строились по принципу «отдай мяч Петрушу, он разберется». Тренерское доверие к нему было безграничным, болельщицкая любовь – тоже. Был у Петруша один недостаток, но очень существенный: скверный характер. В сочетании со «звездной» болезнью получалась гремучая смесь. Пожалуй, Роберт мог бы сыграть роль короля в «Обыкновенном чуде», получилось бы очень убедительно. Гримерам не пришлось бы беспокоиться по поводу короны: он с ней не расставался. Он почти ни с кем не общался в команде, посматривал на других сверху вниз, что при его невысоком росте сделать было непросто. Бывший гендир нальчикского «Спартака» Владимир Балов так отозвался о словацком легионере «Газ-Газа» в мае 2003-го: «Классный игрок, с мячом обращается, как артист. Но провокатор он еще более классный. Ждем его в гости во втором круге. Если он мужчина, то приедет». В том матче «Газ-Газ» одержал победу, а единственный мяч забил именно Петруш.

Талантливый Роберт проявил себя еще и как селекционер. Именно он в 2002 году посоветовал Виктору Слесареву взять в команду младшего брата Марека. Был это бескорыстный совет или ультиматум, история умалчивает. Важно другое: в лице Петруша-младшего «газовики» приобрели защитника, который чаще вредил команде, нежели помогал, однако продолжал выходить в стартовом составе. Кое-как доиграв сезон, Марек Петруш вернулся на родину. Роберт остался до конца августа 2003-го. Домой он улетел за неделю до ответной игры с Нальчиком.

По сути, выступление за «Газ-Газ» стало для Роберта Петруша лебединой песней в футболе. У Марека карьера получилась более длинной. После «Газовика» он играл за ФК «Бардеёв», оттуда перебрался в команду «Спишска-Нова-Вес», где выступал до 2011 года.

Самые короткие командировки в столицу родникового края получились у полузащитников Петера Ревака и Мартина Хлоушека. Скромный трудяга Ревак голов не забивал и ни с кем не конфликтовал, но был важной фигурой в средней линии – играл неброско, но очень полезно для команды. Доигрывал словацкий хавбек в команде с поэтическим названием ДАК «Дунайска-Стреда» и повесил бутсы на гвоздь в 2004 году.

Мартин Хлоушек был самым молодым словаком в «Газовике»: на момент перехода ему было всего 22 года. «Ждал от России большего», - не скрывал разочарования Хлоушек, а Ижевск назвал некрасивым городом. У Мартина был двухлетний контракт с ижевским клубом, но за зелено-синих он отыграл всего несколько месяцев. До первой серьезной травмы, после чего контракт по обоюдному согласию был расторгнут. Хлоушек менял команды, словно перчатки. После «Газовика» нигде не задерживался дольше, чем на год, успел поиграть в двух чешских и трех польских клубах (не считая словацких). Остепенился Хлоушек только после тридцати: вернулся в родной Кошице и на протяжении пяти сезонов выступал за местных «железнодорожников». Карьеру футболиста Хлоушек завершил в 2017 году.

Ладислав Надь стал единственным легионером «Газ-Газа», кому дважды удалось войти в одну реку. В 2003-м габаритный форвард вернулся команду, правда, ненадолго. Затем словак с венгерскими корнями (и двойным гражданством – венгерским и словацким) выступал за австрийские клубы низших дивизионов «Гозау» и «Кернтен».

Словацкий защитник Ондрей Шмелко был одним из лучших в «Газовика-Газпрома» в том сезоне. Чтобы вы понимали, что это за игрок: всего за два года до появления в столице Удмуртии Шмелко играл против Германии с Леманном, Баллаком, Бирхоффом и Клозе. Единственное, что смущало, возраст: словаку было уже 35. Однако паспорт – штука обманчивая. Шмелко проявил себя настоящим профи: пахал на тренировках и в играх выкладывался так, будто его фамилия Пчелко.

Жаль, что футболист такого уровня отыграл в Ижевске всего год. Позже «Г-Г» вновь хотел заполучить в свое распоряжение этого защитника, однако до подписания контракта дело не дошло. Шмелко завершил карьеру в немшовском «Словане» в 41 год, а потом перешел на тренерскую работу. Сейчас Шмелко возглавляет «Немшову» из третьего дивизиона Словакии.

В 2004 году вместо словаков появились сербы – два рослых игрока обороны Горан Зарич и Огнен Парипович. На опытного Зарича, успевшего к тому времени поиграть в элитном швейцарском дивизионе за «Лозанну-Спортс», тренерский штаб «газовиков» возлагал большие надежды, но в столицу Удмуртии серб, как выяснилось, заезжал проездом. Впрочем, его короткая карьера в зелено-синей футболке оказалась богатой на события: за 11 матчей он успел заработать удаление и забить гол, причем в чужие ворота. Завершал карьеру Зарич, имеющий помимо сербского еще и австралийское гражданство, на Зеленом континенте в полупрофессиональном клубе «Саут-Мельбурн».

Про Париповича, когда он переходил в «Газовик-Газпром», было известно немного, разве только то, что выступал он в югославских и румынских командах с забавными названиями «Кабель» и «Орадя». Но кто-то и от «Газ-Газа», вероятно, надрывал живот от смеха, так что это дело вкуса. Огнен провел за ижевский клуб 26 матчей (цифра могла быть больше, но помешали травмы) и вряд ли это были лучшие дни в его футбольной карьере: «Газовик-Газпром» набирал очки по очень большим праздникам и занял твердое последнее место. По окончании сезона серб покинул вылетевшую во вторую лигу команду и отправился путешествовать по миру. Сначала вернулся в Румынию, погостил в Азербайджане, потом два года провел в Венгрии, а доигрывать вернулся в 2011 году в родной Нови-Сад. «Газовик-Газпром» к тому моменту уже прекратил существование. Знают ли герои нашей статьи, что команды, за которую они когда-то играли (кто-то больше, кто-то меньше), больше нет? Просто любопытно.

Русский, Поляк, швед

В прежние годы Высшую хоккейную лигу легионерами было не удивить. Главной ударной силой были шведы - десять лет назад в одном только пермском «Молоте-Прикамье» их было пятеро. В пользу скандинавов делали выбор в тюменском «Рубине», пензенском «Дизеле», наконец, в «Ижстали» - в 2013 году в команде появился шведский защитник Пауль Эрикссон. Он стал первым хоккеистом-варягом за всю историю удмуртского хоккея. Первым и пока последним.

Биография Пауля на первый взгляд ничем не примечательна. Родился в Евле. Начал играть за юношескую команду стокгольмского «Юргордена», сменил несколько молодежных клубов, а потом транзитом через Финляндию оказался в кирово-чепецкой «Олимпии».

Швед приятно удивил болельщиков хорошей физической формой и отличным катанием, но еще больше журналистов – свободным владением русского языка. Полиглот? Все оказалось намного проще: мама Пауля коренная ленинградка. Еще в юные годы из-за происхождения к Паулю приклеилось прозвище Русский. В Кирово-Чепецке прозвище поменялось (а жаль) и его стали называть Поляком. От имени Пауль - Польша здесь не при чем.

За кирово-чепецкую «Олимпию» русский швед Эрикссон отыграл два сезона. Второй в МХЛ-Б ему особенно удался, он принял участие в матче Всех звезд на Кубке поколения и даже отметился победной шайбой. После той встречи Эрикссон на своей страничке «ВКонтакте» поставил статус «Я чепчанин».

- Кирово-Чепецк стал моим родным городом, это моя вторая родина, - не скрывал эмоций взволнованный Пауль.

Поговаривают, именно после той игры Пауля захотели видеть в Ижевске. Как ни жаль Эрикссону было расставаться с Кирово-Чепецком, но профессионализм и желание попробовать свои силы в ВХЛ взяли верх.

В «Ижстали» у Эрикссона поначалу все складывалось неплохо. Ровно до того момента как команду возглавил Андрей Разин. Новый тренер «металлургов» недвусмысленно дал понять, что не видит шведского легионера в команде и отправил того в краткосрочную «ссылку» в Глазов. Потом, правда, вернул, но осадочек остался – и Пауль стал искать себе новый клуб.

После «Ижстали» Пауль отправился в Казахстан – в «Арыстан» из Темиртау. Потом вернулся в Швецию, где какое-то время выступал в клубах второй по значимости национальной лиги «Седертелье» и «Вальбо». Когда Пауль объявил о завершении игровой карьеры, ему исполнилось только 27 – самый расцвет. Впрочем, из хоккея Эрикссон не ушел - Пауль уже четвертый год работает тренером с детьми и юношами. Ему нравится, похоже, он наконец обрел себя в хоккее.

Союз мяча, Сербии и Урала

Давным-давно, когда баскетбольный клуб «Купол-Родники» делал первые шаги и назывался просто «Родники», в ижевской команде блистал Илья Мнгодо. Случалось, что незнакомые соперники принимали смуглокожего Мнгодо за приезжего американца. «Живут же люди! Легионеров подписывают», - говорили они с плохо скрываемой завистью. Было забавно.

Photo:myudm.ru

Первый настоящий иностранец в баскетбольных «Родниках» появился только два года назад – черногорец Милош Павичевич стал первым иностранным тренером в истории удмуртского спорта. Хотя называть Павичевича иностранцем язык не поворачивается - Милош работает в России почти десять лет и изрядно обрусел.

Photo:БК "Купол-Родники"

Где бы Милош ни работал, во всех его командах были американцы. Так было во Владивостоке, где он возглавлял «Спартак-Приморье», так случилось и в Ижевске – «Купол-Родники» подписал под Старый новый год первого в своей истории легионера-игрока – 30-летнего американца Троя Маршалла Барниса. Увы, идиллия длилась недолго и виной тому стала пандемия. Из-за ситуации с коронавирусом и приостановкой чемпионата на неопределенный срок контракт был досрочно расторгнут. Сейчас американец выступает за литовскую команду «Литкабелис», но об ижевской команде не забывает. В конце июля в городке Оберн штата Нью-Йорк Трой Барнис открыл свою спортивную площадку и на торжественную церемонию открытия надел майку БК «Купол-Родники» - фотографию с мероприятия он потом выложил в своем инстаграме.

Photo:Скриншот видео vk.com

Свято место пусто не бывает. Сейчас болельщики не могут нарадоваться на другого легионера – сербского центрового Радослава Пековича, которого ижевский клуб подписал в августе. Пекович воспитанник белградской «Црвены Звезды», а в России известен по выступлениям за петербургский «Спартак». Но здесь, как и в случае с Милошем Павичевичем, называть Пековича легионером как-то неудобно. В одном из интервью он признался, что друзья-сербы считают его наполовину русским. Пекович прекрасно разговаривает по-русски, любит борщ – какие доказательства еще нужны? О том, что Радослав серб, вспоминаешь, когда он выходит на площадку. Баскетбол – это у них в крови.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter