Бесполезные технические средства реабилитации предлагают инвалидам в Удмуртии

Аналитика
Бесполезные технические средства реабилитации предлагают инвалидам в Удмуртии
Бесполезные технические средства реабилитации предлагают инвалидам в Удмуртии
11 января, 15:42Надежда ФилиноваФото: Ольга Вечканова
В Удмуртии значительно ограничивают возможности 19-летнего инвалида детства 1 группы с диагнозом ДЦП тяжёлой степени, лишая необходимых средств реабилитации. Об этом сообщила корреспонденту Udm-Info его мама Ольга Вечканова.  

«Моему сыну в январе 2020 года исполнилось 18 лет, и ему в августе разработали новую индивидуальную программу реабилитации и абилитации (ИПРА). В этом году по ней он получил подгузники, надувные матрас и подушку. Остальные технические средства реабилитации, предлагаемые ему ФСС, не соответствовали его состоянию здоровья, и мы вынуждены были от них отказаться», - рассказывает Ольга Вечканова.

Отдельно не подходит

У Георгия Вечканова из села Завьялово – ДЦП, спастический тетрапарез с осложнениями, он инвалид 1 группы, самостоятельно не ходит, стоять и сидеть может только с помощью аппарата на нижние конечности и туловище (ортеза), соединенного с жестким функционально-корригирующим корсетом Шено. Но в этом году по новой индивидуальной программе реабилитации ему прописали ортез отдельно, а функционально-корригирующий корсет отдельно, их изготавливают в разных фирмах. Дело в том, что в отдельности эти две вещи для Георгия бесполезны.

Георгий
Фото:Ольга Вечканова

Аппарат с корсетом «два в одном», который помогает Георгию сидеть и стоять, для него в течение 7 лет делали в «Сколиолоджик» в Санкт-Петербурге. «Благодаря ему, удавалось сдерживать значительное прогрессирование сколиоза, так как его изготавливали по 3D-технологиям, и мы корректировали корсет каждые 3 месяца и тем самым избежали операции на позвоночнике. Последний раз корректировали в феврале 2021 года», - говорит Ольга.

Аппарат и корсет Шено джинсового цвета изготовлены в 2017 году в «Сколиолоджик» из качественных материалов роботом по современным технологиям после съемки позвоночника в 3D. Георгий за год вырос на 20 см, тем не менее в 2018г. в ЦИТО ему сделали аппарат намного меньше
Фото:Ольга Вечканова

ИПРА с детализацией и без

По ее признанию, в Фонде социального страхования (ФСС) им говорят, что «если бы необходимый аппарат был прописан в новой индивидуальной программе реабилитации с детализацией, как в прежней ИПРА, то, возможно, мы предложили бы именно его, но сейчас мы можем предложить только то, что выигрывает тендер». Ольга поясняет: то, что предлагают сейчас, аппарат на нижние конечности и туловище для людей с нормальным позвоночником (он не учитывает сколиоз 4 степени - искривление позвоночника 65 градусов), стоит 40 тысяч рублей, аппарат из «Сколиолоджик» - 170 тысяч рублей (эту сумму семье при покупке компенсировали). Это весомый аргумент в пользу экономии.

В МСЭ тоже ничем помочь не смогли, сказав, что могут внести запись в соответствии с законом без детализации.

Однако и по прежней ИПРА, которая была прописана с детализацией, необходимые средства реабилитации получали только после обращения в районную прокуратуру. «В прокуратуре нам помогала Ольга Николаевна Любимова, и до 18 лет мы получали то, что нам надо. Сейчас она ушла, ее место занял молодой человек, который все делает по уставу. Он требует написать заявление, которое рассматривается в течение 30 дней, а потом приходит отписка. Кроме того, когда сыну исполнилось 18 лет, переделали индивидуальную программу, в нее не вписали то, что нам необходимо», - вспоминает Ольга.

Страшно мечтать

Ортез с корсетом «два в одном» - не самое дорогое ТСР, которое рекомендуют Георгию. На очередном этапе реабилитации медико-техническая комиссия прописала ему аппарат РГО шагающий. RGO (РГО) - аппарат на нижние конечности и туловище с системой взаимосвязанных шарниров. Такая система «учит» ходить, то есть помогает делать шаг за шагом.

Его цена - 499 тысяч руб. В реестре ТСР его нет. «О нем и мечтать страшно, - почти шепотом произносит Ольга. - Но комиссия все равно выписала, в надежде на то, что хотя бы рассмотрят».

Она согласна и на стационарный ортез, соединенный с корсетом, он не дает возможности ходить, но в нем хотя бы можно сидеть и стоять. Но даже и в этом отказывают.

Кто выигрывает тендер?

Еще в 2018 году Георгию изготовили в московском «ЦИТО» аппарат с функционально-корригирующим корсетом по типу Шено. Сделали его неправильно, потому что делали по гипсовым слепкам. Тогда решением комиссии он был признан непригодным к использованию.

Белый корсет изготовлен в «ЦИТО» в 2018 г. При правостороннем сколиозе на сколиозной дуге отверстие. Корсет джинсового цвета изготовлен правильно в «Сколиолоджик»
Фото:Ольга Вечканова

«У Георгия сложный сколиоз, S-образный, 4-й степени 65 градусов. В создании корсета для такого сколиоза много разных тонкостей, которые человек по гипсовым слепкам учесть не может. И вот нам снова дали направление в "ЦИТО"», - говорит Ольга.

У Георгия сколиз 4 степени - искривление позвоночника 65 градусов. Предложенный корсет по новой ИПРА не учитывает этого
Фото:Ольга Вечканова

В августе 2021 года они с сыном съездили в Москву снять мерки. Им показали фотографию корсета, и Ольга поняла, что им делают не то. «Это даже не корсет, а полукорсет для людей с прямым позвоночником. У нас правосторонний сколиоз, сильная дуга. В «ЦИТО» нам сделали отверстие как раз на этой дуге. Ее надо зажимать, ставить в правильное положение, а у них там отверстие», - говорит мама Георгия.

Акт медико-технической комиссии по проблемам протезирования, ортезирования и технических средств реабилитации №368 от 06 августа 2021 г. был предоставлен в ФСС.

Несмотря на неоднократные заявления о том, что изделия «ЦИТО» не подходят Георгию, в 2022 году его вновь направили к этому производителю, правда, в филиал, расположенный в Ижевске. «Не думаю, что в Ижевске сделают лучше, так как и здесь делают по старинке - по гипсовым слепкам. Эти изделия нам не подходят», - повторяет она.

Так что в этом году семья осталась без аппарата и корсета Шено, у Георгия значительно ухудшилось состояние позвоночника, сдвинута правая почка, уменьшился объём легкого. Операция нежелательна из-за наркоза.

«Вы отказались, значит, вам не надо»

Георгий остался не только без аппарата и корсета Шено, но и без обуви.

Ему прописана сложная ортопедическая обувь. Одна пара такой обуви стоит от 4 тысяч рублей. В ФСС доступна компенсация только 2 тысячи руб. За обувью по направлению Ольга отправилась на Карлутскую набережную, 1, там расположено производство и магазин. «Мне там так интересно сказали: "Мальчику 18 лет, поэтому ноги у него должны быть больше 40 размера". А у Георгия стопа маленькая, потому что он мало ходит, 36 размер всего», - рассказывает Ольга.

На зиму ему предложили высокие берцы не по размеру и с неудобными застежками. Ольга не смогла в них вставить ногу Георгия, потому что застежки заканчивались высоко. На лето предложили черные кроссовки. «Это даже не профилактическая обувь. Но что они могут предложить по такой цене – 2 тысячи? Я, естественно, отказалась от того, что нам не подходит», - продолжает мама мальчика.

В ФСС ей сказали: «Раз вы отказались, значит, вам ничего не надо». Ольга ответила, что купит за свой счет, тогда в ФСС предложили снова прийти и написать заявление.

«Я два раза уже писала: в январе 2021 года, а потом в августе 2021 года, когда сыну разработали новое ИПРА на все, что нам необходимо». Вместо еще одного заявления она написала претензию в ФСС и на неподходящую обувь и на неподходящие ТСР. В этом ей помог руководитель «Центра медицинского права» Александр Золотарев.

Видимость помощи

Фото:Александр Золотарев

Руководитель «Центра медицинского права» Александр Золотарев называет ситуацию, когда инвалиду выдают неподходящие технические средства реабилитации, обыденной для Удмуртии.

«Проблема эта актуальна и злободневна. В прошлом году родители детей-инвалидов поднимали вопрос об ортопедической обуви, которая не подходит. Причина – в установке на экономию на закупках жизненно необходимых технических средств реабилитации. Здоровье инвалида от использования неподходящих ТСР только ухудшается. Непонятно, для чего все эти меры направлены в рамках соцзащиты и соцобеспечения? В Удмуртии выстроена система, которая направлена не на реальную помощь инвалиду, а на создание видимости помощи. Такой вывод я делаю из общения с родителями, которым напрямую приходится взаимодействовать с сотрудниками медико-социальной экспертизы и ФСС. В результате родители вынуждены обращаться в благотворительные фонды и обеспечивать своих детей за их счет. А все дешевые низкокачественные и бесполезные ТСР, приобретенные через ФСС, просто оказываются бесполезными. Это деньги, выброшенные на ветер», - прокомментировал для Udm-Info Александр Золотарев.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter