Комиссары Бречалова. Что они оставят после себя в Удмуртии?
Аналитика

Комиссары Бречалова. Что они оставят после себя в Удмуртии?

17 июля 2018, 09:21Photo: скриншот из фильма «Комиссары», Николай Мащенко
Принципы кадровой политики от Соловьева до Бречалова.

Какими были принципы кадровой политики бывшего Главы Удмуртии Александра Соловьева и были ли они вообще, остается только догадываться. В самом начале своего недолгого правления экс-глава обещал «полную открытость» и даже стал инициатором кадрового конкурса, победителям которого были обещаны должности в правительстве региона. Однако его «победителей» в правительстве Виктора Савельева насчитывались единицы, а все прочие назначения убеждали в том, что получать должности в исполнительной власти могли или друзья и соратники экс-главы по дорожной отрасли, или люди, лично ему симпатичные или обязанные.

Характерным примером стала эпопея с утверждением в должности зампреда правительства УР Рафиса Касимова, друга экс-главы. После того как Госсовет отказался утверждать его кандидатуру, Александр Соловьев сделал все, чтобы сломить сопротивление депутатов. Рафис Касимов стал вице-премьером, но ненадолго – он был арестован (а недавно и осужден на условный срок) в рамках «дела Соловьева».

В апреле 2017-го, после ареста бывшего главы Удмуртии и назначения и. о. Александра Бречалова, было понятно, что принципы кадровой политики должны измениться. Но каким образом? Существовали вполне обоснованные опасения, что новый руководитель региона привезет с собой из Москвы огромную «варяжскую дружину», которая начнет вытеснять местные кадры с ключевых позиций. Так оно, в общем, и произошло, правда, с оговорками. «Дружина» оказалась не столь уж и большой – едва хватило, чтобы взять под контроль ключевые финансовые потоки.

Без команды

Серьезной команды управленцев у Александра Бречалова никогда не было, ей к моменту срочного переезда в Удмуртию просто неоткуда было взяться. «Опора России» и Общественная палата – не те структуры, в которые пойдут работать талантливые управленцы, да и три года – не тот срок, за который можно сплотить коллектив, готовый решать задачи в масштабах региона.

Максимум, на который хватило привезенных Александром Бречаловым управленцев – взять под административный контроль отрасли, в которых еще теплилась финансовая жизнь. Экономика и инвестиции были отданы «правой руке» Александра Бречалова, его тезке Свинину, неотступно следующему рядом с шефом повсюду, когда дело касается денег. Надзирать за процессами в Минфине посажен вице-премьер Анатолий Строков, наименее публичный из всех «варягов». «Социалку» держит под контролем Анастасия Муталенко, в целом за республикой приглядывает руководитель АГиП Сергей Смирнов.

При этом функции большинства сводятся не к непосредственному управлению, а, по сути, к надзору и составлению планов по сокращению бюджетного финансирования. «Варяги»-вице-премьеры выполняют фактически функции комиссаров при министрах (частью – местного происхождения, частью завезенных), непосредственно командующих отраслями. Эти их комиссарские функции – вынужденные, поскольку решительности, гонора и желания поучить аборигенов, как правильно работать, у бывших «общественников» много, а опыт самостоятельной управленческой деятельности минимален или вовсе отсутствует.

Не скрывая целей

Для контроля за ключевыми отраслями Александру Бречалову хватает и вице-премьеров, в проникновении на нижние ступени административно-хозяйственной пирамиды у #КомандыУдмуртии нет необходимости. Главное преимущество таких команд – мобильность: сегодня они здесь, а уже завтра там, где снова нужны «высокие компетенции». Недостатков же значительно больше, и один из главных – вполне естественное желание каждого из членов дать результат, обеспечивающий дальнейшее продвижение по карьерной лестнице. Только этот результат крайне редко совпадает с интересами регионов и людей, в них живущих.

Выжимание из республики всех финансовых соков ради возвращения федеральному центру хотя бы части регионального госдолга этот самый центр будет приветствовать, но вряд ли будет довольно население региона. То же – с волшебным превращением убыточных госпредприятий в прибыльные ради последующей приватизации и продажи, с проектами в сфере частно-государственного партнерства.

Целей #КомандаУдмуртии, в общем, даже и не скрывает.

Созданная почти сразу после приезда Александра Бречалова в республику «Корпорация развития Удмуртии» имеет на сегодня все полномочия для вольного оперирования республиканской собственностью. Не так давно было опубликовано официальное письмо, согласно которому Корпорация запрашивала в Минимущество УР информацию о находящихся в собственности республики объектах недвижимости «в целях дальнейшего рассмотрения возможности передачи объектов в залог в качестве обеспечения займов АО «Корпорация развития Удмуртии».

Директору Корпорации – еще одному «варягу» Дмитрию Генералову – пришлось оправдываться, но убедительными оправдания не выглядели.

Цель в письме была обозначена ясно и недвусмысленно, а значит, таковую Корпорация и преследует. Единственной преградой пока остаются те самые министерства, которые якобы отказались предоставлять информацию, протестуя против передачи имущества в залог. Но на то они и комиссары-вице-премьеры, чтобы убедить неразумных аборигенов, что надо подчиниться.

Рискованные ставки

Установка #КомандыУдмуртии научить несколько отставшую от жизни республику подавать себя, «упаковывать» и «продавать» хороша в качестве одной из решаемых задач, но чревата, когда вся деятельность правительства только к этому и сводится. Потому что серьезно влияет на принципы кадровой политики. Руководство региона остро нуждается в реализации громких прорывных проектов, и ставки делает соответствующие – не на профессиональных управленцев с опытом, а как раз на тех, кто умеет себя «упаковывать» и «подавать» - молодых, перспективных, находящихся в курсе последних модных тенденций и оперирующих, пусть не всегда сознательно, современными понятиями и терминами.

Это объясняется еще и тем, что максимум профессионального управленца – должность министра (максимум – вице-премьера), да и родной регион он покинет вряд ли. Опираться на такого, планируя дальнейшую карьеру, бессмысленно. Другое дело молодой и перспективный: своим восхождением (такое тоже случается) он будет обязан шефу, в фарватере которого он и будет следовать, пока не отправится в самостоятельное плавание, а если и отправится, то точно не забудет.

Глава представительства Удмуртии в Москве Михаил Хомич как раз из таких – он считается в #КомандеУдмуртии «упаковщиком №1», и в этом качестве полезен. Поэтому Александр Бречалов и не пожелал расставаться с Хомичем после того, как выяснилось, что последний, находясь на государственной должности, оставался учредителем коммерческой структуры. Аналогичный случай с новым директором АО «Ижавиа» Александром Синельниковым: опытный Александр Городилов сразу понял, что ждет компанию при новом руководстве, и должность спешно покинул, на его место пришел «молодой да ранний» Синельников, основная задача которого – подготовить компанию к расчленению с последующей продажей.

Сходные процессы идут буквально во всех отраслях. Выглядящий «белой вороной» в #КомандеУдмуртии министр здравоохранения Игорь Титов рассаживает на руководящие позиции в медицинских учреждениях молодых выходцев из Подмосковья. Министр строительства Иван Ястреб и брат его, начальник ГУП «Удмуртавтодор» Владимир – сами «молодые да ранние», хотя им доверена серьезная роль в предстоящем процессе объединения и последующей продажи дорожных активов республики.

Все равно

Прежние «кадровые резервы», формировавшиеся еще при экс-главе республики Александре Соловьеве, оказались без перспектив. Формируются новые – руководство Удмуртии проводит свой конкурс среди будущих чиновников, но по каким принципам будут отбираться победители, в точности не известно.

Впрочем, и для них победа может еще ничего не значить, поскольку о результате можно говорить лишь тогда, когда вслед за грамотой победителя дается и предложение о начале работы. Успеют ли конкурсанты получить таковые при нынешнем руководстве, большой вопрос, судя по всему, задерживаться в Удмуртии дольше, чем на один срок полномочий, Александр Бречалов явно не собирается.

Поэтому ему, по большому счету, и все равно, кто возглавит Ижевск. «Своего» человека он может посадить на город лишь на срок полномочий действующей думы, а это два года, за которые добиться серьезных результатов все равно невозможно. Понимая это, Глава Удмуртии и переменил ставку: сначала его протеже был спикер гордумы и профессиональный чиновник Олег Гарин, теперь в фаворитах ходит предприниматель Константин Сунцов. Возможности что того, что другого – tabula rasa – чистая доска, сфера непознанного и неизведанного. Первый потенциально является Тюриным-2, послушным, управляемым, безынициативным и совсем неярким, второй же с его бизнес-подходом к муниципальной власти может наворотить таких дел, что за голову – от ужаса или радости – будут хвататься все вокруг.

Если от радости – вот она, грудь в крестах, лишнее доказательство тому, что молодые бизнесмены лучше старых чиновников. Ну а если от ужаса, то это ничего, по сути, не меняет, через два года вряд ли кто-то вспомнит, что у Александра Бречалова был выбор.

Кадровую политику главы Удмуртии можно назвать авантюрной, но это не лучшее определение. Поскольку авантюра – это сознательный отход от сценария, попытка сыграть против правил, рискованная ставка при наличии других, менее рискованных. Но в том-то и дело, что ни сценариев, ни других ставок у Александра Бречалова нет в принципе. Его авантюризм – вынужденный и оттого еще более опасный, поскольку ответственность за регион его глава несет перед одним-единственным человеком - президентом России. И что он ему докладывает, остается только догадываться.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter