Не говори ООПТ, пока не перепрыгнешь

Аналитика
Не говори ООПТ, пока не перепрыгнешь
Не говори ООПТ, пока не перепрыгнешь
15 января, 14:01Фото: ВКонтакте/Александр Мазунин
Ученые и экозащитники сходятся во мнении – глава Удмуртии собирается лишить природные территории статуса особо охраняемых, чтобы начать там рубить лес, так как в республике почти не осталось деловой древесины для лесопромышленной отрасли с миллиардными оборотами.

На первом в этом году аппаратном совещании у главы Удмуртии неожиданным образом всплыла тема имеющихся в республике особо охраняемых природных территорий – ООПТ. После бодрого доклада министра природных ресурсов о состоянии этих территорий Александр Бречалов неожиданно посетовал, что этих самых территорий в республике, на его взгляд, как-то многовато, и предложил пустить излишки в экономический оборот.

Бречалов: "Есть очевидные перегибы в вопросе ООПТ".

«Особо охраняемые природные территории занимают 9,4 процента площади республики. Есть очевидные перегибы в этом вопросе. Нам нужно решить, какие территории должны сохранить статус, а какие будем развивать с точки зрения экономики», - сказал глава Удмуртии.

Корреспондент «Udm-Info» разбирался, что имел в виду Александр Бречалов, и насколько точны цифры, которыми он оперирует.

Границы ООПТ неактуальны

По данным минприроды региона, в Удмуртии доля площади, занятой особо охраняемыми природными территориями (ООПТ), составляет 9,4%. С этим показателем регион занимает второе место среди регионов Приволжья.

В заповедный фонд Удмуртии входят 133 ООПТ общей площадью 396 тысяч га, рассказал министр природных ресурсов и охраны окружающей среды УР Денис Удалов.

В числе особо охраняемых природных территорий одна имеет статус федерального значения – это национальный парк «Нечкинский».

127 ООПТ имеют региональное значение и занимают площади более 375 тысяч га. В их числе – памятник природы «Урочище «Пазелинское», который был создан в Ижевске в 2020 году, и Удмуртский ботанический сад.

Еще 5 ООПТ имеют статус местного значения.

Действительно ли особо охраняемые природные территории занимают в Удмуртии площадь 9,4%?

Эту цифру подверг сомнению независимый эксперт из УдГУ Андрей Зыкин. Он называет ситуацию с ООПТ в Удмуртии очень неоднозначной, так как при внесении данных в кадастр учитывались старые, порой неактуальные границы ООПТ.

Андрей Зыкин, независимый эксперт, УдГУ

«Все исследования ученых по обоснованию новых актуальных ООПТ, которые проводились специалистами УдГУ в последние годы, остались невостребованными. Дело в том, чтобы узаконить эти новые ООПТ, уточнить их границы и внести в кадастр, нужны средства, которых у министерства природы нет, или их поток направлен в другом направлении. Министерство пошло по простому пути. А так как потребовали все сделать быстро (навести, якобы, порядок), то были взяты старые границы ООПТ, подчас неактуальные на данный момент, и внесены в кадастр. Все быстро и не так затратно. А ведь проводились многолетние исследования по обоснованию новых ООПТ, минприроды УР выделяло деньги на экспедиции и отчеты. Я не знаю точных цифр по ООПТ в УР, тем более с такой ситуацией, описанной выше», - объяснил он нашему изданию.

Формальность статуса ООПТ

Но даже если допустить, что наши ООПТ действительно занимают площадь 9,4%, много это или мало?

В общем и целом – это немного, считает представитель общественной организации Экологический Союз Ижевска Сергей Шишков, тем более что статус ООПТ повсеместно в России, в том числе и Удмуртии, имеет формальный характер.

«Если смотреть по российским меркам, то общая площадь ООПТ составляет 13% территории РФ. По регионам разбросы очень большие. Беда в другом: статус ООПТ является формальностью, реальной охраны в большинстве ООПТ нет, средств на нее выделяется значительно меньше необходимого, поэтому установленные режимы охраны не соблюдаются. К примеру, только в Удмуртии сейчас идут суды по двум уголовным делам, в которых был причинен ущерб ООПТ действиями чиновников, до этого был осужден бывший министр лесного хозяйства Рафис Касимов за передачу территорий заказников в аренду лесозаготовительным компаниям», - говорит он.

Фото:Николай Гагарин

Сергей считает, что, «возможно, было бы полезнее, если бы общая площадь ООПТ была меньше, но при этом был установлен серьезный контроль за соблюдением режима охраны».

Андрей Зыкин согласен с «Экосоюзом». Он отмечает, что в Удмуртии нет больших площадей с ненарушенными экосистемами.

«Наши ООПТ связаны в основном с сохранением биоразнообразия, то есть с локальным сохранением определенных видов, в основном растений. Что касается России – она является стороной Конвенции о биологическом разнообразии, согласно которой существует норма – 17% от площади наземных экосистем и внутренних вод - это формальный ориентир, по крайней мере, на уровне страны в целом».

Так что, говоря об очевидных перегибах в вопросе ООПТ в Удмуртии, Александр Бречалов, сам допускает перегиб. Избыточного количества ООПТ в Удмуртии нет. Территории, носящие этот статус, по закону неприкосновенны. Тем не менее, глава региона вместе минприроды собирается решить, «какие территории должны сохранить статус, а какие будем развивать с точки зрения экономики».

Лакомый кусочек для лесопромышленников

Власть говорит о «развитии», подразумевая «максимально эффективное использование». Экосоюз и ученые УдГУ считают, что это означает лишить территории статуса особо охраняемых и заняться лесозаготовкой.

«Это очевидно из этих слов и в целом из деятельности нашего минприроды и его руководителя», - отвечает Андрей Зыкин.

Так выглядят сплошные вырубки в Пестеринском заказнике
Фото:Андрей Зыкин

«ООПТ – это лакомый кусочек для лесопромышленной отрасли», – говорит Сергей Шишков. Он напомнил, что история с попыткой вывода территорий из ООПТ тянется со времен Касимова и председателя правительства Савельева, когда они лишили статуса ООПТ примерно половину территорий заказников и передали их лесорубам, после чего постановление №179 отменил Верховный суд РФ как незаконное. «Проблема в том, что деловой древесины для лесопромышленной отрасли в республике с миллиардными оборотами почти не осталось. Единственный резерв – леса заказников, которые на время удалось сохранить (тем не менее, за время действия постановления №179 вырубкой был нанесен ущерб порядка 1-1,5 млрд рублей). Бречалов после прихода к власти неоднократно организовывал совещания, но решить вопрос окончательно пока ему не удалось», – продолжает представитель «Экосоюза».

Массированные вырубки лесов на территориях охотничьих заказников произошли зимой 2016/2017 годов.
Фото:Андрей Зыкин

По его словам, лесорубы непрерывно продолжают лоббировать разрешение вырубки в заказниках, и рано или поздно этот вопрос должен был всплыть снова. «Поэтому Бречалов имеет в виду только одно – лесорубам нужны ресурсы в виде спелого леса на территориях ООПТ», – подводит черту Сергей Шишков.

Лишить статуса ООПТ нельзя

Интересно, как Бречалов собирается лишать территории статуса особо охраняемых, если Федеральный закон об охране окружающей среды запрещает это делать?

«Экосоюз Ижевска» опасается, что при сегодняшней экологической политике явно не за горами снятие этого запрета. «Недавно кое-как общественности удалось отбиться от принятия поправок в закон об ООПТ, которые разрешали бы вывод земель национальных парков (в итоге закон приняли, но в «смягченном» варианте). Во многих ООПТ (и в Удмуртии, в том числе) по факту ведутся незаконные рубки или незаконная добыча природных ресурсов», – отмечает Сергей Шишков.

Он думает, что Бречалов, скорее всего, пойдет по пути смягчения режима охраны и частичного разрешения ведения рубок в ООПТ – по примеру Иркутской области, где под видом санитарных рубок велись сплошные.

Сиюминутная выгода

Если это случится и правительство региона все-таки решится пойти по пути получения сиюминутной выгоды, то тем самым оно только подпишется под своей недальновидностью. Потому что этот шаг, безусловно, отрицательно скажется на экологии республики. Ученые и экоактивисты предостерегают от выбора такого пути. «В ходе рубок идет не просто добыча древесных ресурсов, а еще и уничтожение среды и мест обитания животных, а лесовосстановление проводится в недостаточных объемах», – говорит Шишков.

«Если мы смотрим в будущее и думаем о судьбе наших потомков, в первую очередь, об их здоровье, то точно не должны, хотя бы, сокращать скудные территории ООПТ»
Фото:Александр Горбунов

«Если мы смотрим в будущее и думаем о судьбе наших потомков, в первую очередь, об их здоровье, то точно не должны, хотя бы, сокращать скудные территории ООПТ. Я уж не говорю про расширение. Пользовательское отношение к природе – это сиюминутная выгода, на которую и рассчитывает наше правительство. Им не интересно будущее региона в долгосрочной перспективе», – резюмирует Андрей Зыкин.

Предпосылки для расширения ООПТ в Ижевске есть

Председатель «Экологического союза Ижевска» Александр Мазунин акцентировал внимание на ситуации с ООПТ в столице Удмуртии. Да, в 2020 году в Ижевске создано две особо охраняемые природные территории: урочище «Пазелинское» и «Ярушкинский парк». Но он считает, что этого мало, в городе необходимо расширять сеть ООПТ и для этого есть все предпосылки.

«Так, например, Постановление Правительства УР №354 от 05.08.2013 года лишило статуса ООПТ регионального значения 15 объектов, в том числе урочища рек Подборенка и Карлутка в Ижевске. Но ведь эти территории для жителей города имеют особое «эстетическое», «рекреационное» и «оздоровительное» значение, как предписывает федеральное законодательство. А также напомню, что ещё в 2017 году учеными УдГУ по заказу Управления природных ресурсов и охраны окружающей среды администрации Ижевска составлен Отчет по эколого-экономическому обоснованию организации 4-х охраняемых природных комплексов местного значения на территории Ижевска. Это родник «Важнин ключ», «Дендропарк Русский огород» (находится в парке Космонавтов), «Лесопарк на Ракетной» и «Урочище Чемошурское» (верховье реки Чемошурка). То есть эти ООПТ не только нужны людям, но ещё и научно обоснованы. Однако прошло уже более 3 лет, а воз и ныне там», - говорит он.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter